» » » Олег Перевозчиков: Отсутствие золота на чемпионате мира – недоработка тренеров.

Олег Перевозчиков: Отсутствие золота на чемпионате мира – недоработка тренеров.

0 41 17-05-2019 05:02


Олег Перевозчиков: Отсутствие золота на чемпионате мира – недоработка тренеров.

Тренер сборной России по лыжным гонкам Олег Перевозчиков рассказал в эксклюзивном разговоре с проектом «На лыжи!» про то, как выбирался состав на эстафету на чемпионате мира, что случилось в марафоне с Андреем Мельниченко, с кем он говорил о замене Максима Вылегжанина в классической разделке. И многое другое.

— Оцените, пожалуйста, прошедший сезон.

— Если глобально оценивать, то сезон успешным получился. Если брать отдельные фрагменты, то переменный. За основу можно взять чемпионат мира, который, я считаю получился для команды по количеству наград хорошим, но отсутствие золотых медалей оставило осадок, негативный отпечаток. Оценку даешь из реальных возможностей. В некоторых гонках мы были в секунде, в двух секундах от победы. К спортсменам никаких претензий нет. Они делали все, что могли, а порой даже сверх того. Отсутствие золота на чемпионате мира – наша недоработка, тренеров.

— Вы уже поняли, где допустили ошибки?

— Были, наверное, ошибки на заключительном этапе подготовки. Были, наверное, ошибки с выбором тактики и работой инвентаря. Всего понемногу. Конечно, начало идет из подготовительного периода. Нельзя сказать, что ключевым стал какой-то один период подготовки. Мы сделали абсолютно все, что запланировали. Абсолютно! Но получилось так, что этого оказалось недостаточно. Нужно анализировать и искать варианты, как устранить пробел в две-три секунды.

— Тренеры обычно стараются не выделять кого-то из своих групп. Можете сделать исключение и рассказать про каждого из своих спортсменов?

— В этом сезоне все спортсмены моей группы сделали значительный шаг вперед. Меня это очень радует. Это значит, что работа, которую я предложил, подошла абсолютно всем. На отдельных этапах Кубка мира на протяжении всего сезона вся группа показывала достойные результаты. Лично для меня это было важно, так как первый соревновательный блок до Нового года можно было рассматривать как один из этапов подготовки к чемпионату мира. От этапа к этапу состояние ребят улучшалось, как и результаты. То есть мы шли правильным путем по тому плану, который был принят изначально. Когда мы поехали уже на заключительный сбор перед чемпионатом мира, я точно знал, что именно мы должны сделать. Сомнений никаких не было. Так что я доволен всеми подопечными.

Исключением в плане прогресса стал только молодой Ярослав Рыбочкин, с которым мы работали первый год. Он не отобрался на первые этапы Кубка мира, поехал в Россию выступать на внутренних стартах. На некоторых соревнованиях вообще себя не реализовал, на некоторых выступал прекрасно. Здесь повлияла, наверное, чисто организационная сторона – несогласованность регионов, которые представляет Ярослав, с тем планом, который я ему расписал. Спортсмен готовится к одному старту, но по требованию региона едет выступать на абсолютно ненужные, на мой взгляд, соревнования, которые даже не планировались. Он пересекает четырехчасовой временной пояс за день до соревнований, занимает там энные места, возвращается, сбив весь цикл подготовки… В таких условиях сложно требовать от него успешного отбора на первенство мира. Это абсурд. В этих ситуациях представители региона обязаны хотя бы связаться с тренером, который ведет подготовку спортсмена и несет ответственность за его результаты.

— А с региональными тренерами у вас нет разногласий?

— У нас отличный контакт и взаимное доверие. Вот сейчас поговорил с ними по окончании сезона и убедился, что такие отношения будут и дальше. Бывает, мне и хочется, чтобы позвонил тренер из региона, поинтересовался спортсменом или посоветовал что-то. С другой стороны, не звонят – значит, все нормально.

— Были какие-то вопросы на тренерском совете относительно состава тренировочных групп?

— По тем спискам, которые предложил каждый тренер, вопросов не возникало. Были вопросы по тем спортсменам, которые по мнению представителей и тренеров регионов должны быть в сборной, но не попали в окончательные списки. По ряду кандидатур в итоге вопросы были решены положительно, кстати.

— Почему вы не работаете с женщинами?

— Когда работал только в Удмуртии, тренировал и женщин. Но только тех, которые мне полностью доверяли. То есть тех, которых можно было поднять в три ночи и сказать, что это необходимо для результата. Они не задавали лишних вопросов. Сейчас я не знаю психологию девушек. Сейчас другое поколение, другие нравы, другие запросы. Не хочу в ущерб ребятам ломать устоявшие наработки. Но в работе с девушками это просто необходимо.

— Кто займет место Максима Вылегжанина?

— С полной уверенностью скажу – никто. Те места, которые были забронированы такими спортсменами, как Вылегжанин, занять просто невозможно. Любой спортсмен должен занимать свое место – своим почерком, своим характером, своим результатом. Во время чемпионата России я провел собрание уже с новым составом своей группы, который, кстати, увеличился. Но пустота, связанная с уходом Максима, ощущалась. Это временное явление, к отсутствию Вылегжанина я постепенно привыкну. Пополнение есть, но его место останется его местом.

— Как отнеслись к тому, что состав группы численно увеличился?

— Я работал и с 12, и 18 спортсменами. Конечно, 18 – это перебор, но там был проходной год, неолимпийский. У меня была возможность просмотреть побольше спортсменов. В идеале, на мой взгляд, состав группы не должен превышать восемь-десять человек. Для кого-то нет проблем и с дюжиной спортсменов справляться. Многое же зависит от уровня подопечных, насколько они разношерстные, походит ли уровень каждого под одни требования.

— Изменится ли подготовка к следующему сезону, если учесть, что не будет ни Олимпиады, ни чемпионата мира?

— Естественно. Да у меня каждый год подготовка отличается. Каждый раз ищем что-то новое, что-то находим. И при таком подходе провалов у нас нет. Спортсмены растут, прогрессируют. Важно в предстоящей подготовке нащупать ту схему, которая позволит достойно выступить на чемпионате мира в Оберстдорфе. То есть сейчас нужно попробовать найти такой вариант, который можно использовать через год. Я имею в виду точный подвод к тому этапу Кубка мира, который пройдет в те же сроки, что и чемпионат мира, с множеством схем для различных спортсменов с учетом тех гонок, в которых они, как мы предполагаем, будут участвовать.

— Вы говорили, что на Хмелевских озерах пытались нарезать те же круги, что и в Зеефельде. Помогло?

— Отчасти. Мы пытались максимально приблизить профиль и рельеф австрийских трасс и сумели это сделать. Даже по погодным условиям, кстати. В Сочи каждый день стояло солнце, а в предыдущие годы если не каждый день, то через день шел снег. В этом году была идеальная погода, жесткая лыжня, условия для любой погоды.

— Как проходил выбор кандидатур на мужскую эстафету на чемпионате мира?

— Особых дебатов не было по расстановке на этапы. Каждый из тренеров высказал свое мнение по поводу состава. В основном наши мнения совпали. Вопрос был по Большунову – ставить Сашу на второй или на третий этап. Получилось, что все карты спутал своим хорошим выступлением в классической разделке Андрей Ларьков. Он и побежал второй этап, а вместо Андрея Мельниченко, которого планировали на третий этап, поставили Большунова. Хотя и Ларьков мог третий этап бежать, честно говоря.

— Мельниченко в марафоне считался претендентом на высокие места. Что с ним произошло?

— Смешно, но у нас, оказывается, спортсмены могут неправильно круги посчитать. Уходя на последний круг, он подумал, что до финиша еще два круга. Андрей даже на пит-стоп не зашел, отложил смену лыж на следующий круг. Он понял свою ошибку только на стадионе, когда увидел Большунова, который бежал навстречу уже по финишной прямой. Мельниченко на пункте питания спрашивал, сколько кругов до финиша, но не расслышал, видимо. Болельщиков было полно вдоль трассы, шумели, кричали, поддерживали. Почему не переспросил второй раз, я не понял.

А я ему за пару километров до финиша кричал, что пора перестраиваться, а он не понял. Потом уже друзьям рассказывал: «Мне Олег Орестович кричал, чтобы я перестроился, а зачем? Там же лыжня мягче». Вот такой казус. Он приехал на финиш, смеется. А я ему – плакать надо, твоя ошибка и только твоя. Состояние то было идеальным! Он потом говорил, что пытался сразу пойти за Большуновым, когда тот бросился за Холунном, но ребята Андрея остановили, сказали, чтобы не бежал за Сашей. Он подумал, что такова тренерская установка и не стал бежать. А спустя несколько секунд их сбоку обошли, момент для рывка был потерян. Потом Мельниченко бросился, но мог сделать это гораздо раньше. Все нужно делать вовремя. Это все отсутствие опыта.

В любом случае сезон у Андрея сложился хорошо. Он впервые в карьере забежал в топ-3 на этапе Кубка мира. Самый большой плюс – он добился сильного прогресса в классике. Может выходить на старт и занимать места в двадцатке лучших на классических гонках. Это первый такой сезон. У него появилась уверенность. В дальнейшем будет только лучше.

— Стоило Вылегжанину бежать классическую разделку на чемпионате мира?

— Гонки с раздельного старта – не его стезя. Он более уверенно выглядит в контактных гонках, там ему просто комфортно. Я подходил к Маркусу Крамеру с вопросом о том, чтобы поменять в скиатлоне и разделке Белова и Вылегжанина. Тогда бы у Жени была возможность отобраться в эстафету. На что Маркус мне сказал, что Белов хочет бежать скиатлон, так как у него есть такое право. В Кубке мира в прошедшем сезоне у нас же не было скиатлонов, и мы отбирали спортсменов на эту дистанцию на ЧМ по результатам коньковых гонок на этапах. Сейчас можно утверждать, что это решение было ошибочным.

Я подошел и второй раз к Маркусу с тем же вопросом. И Крамер ответил, что он на стороне своего спортсмена, который побежит скиатлон. Максиму ничего не оставалось, как бежать классическую разделку. Если бы он планово разложил силы по дистанции, как обычно и делает, занял бы место с пятого по десятое. Мы говорили об этом с Максом до старта, на что он мне сказал, что ему такие места не нужны, и он попробует зарубиться с лидерами с самого старта. Вылегжанин так и сделал, но сил ему на всю гонку не хватило.

— Через неделю в Холменколлене Вылегжанин стал вторым в марафоне.

— Да он бы и в Зеефельде в скиатлоне очень хорошо выступил. Мы же с Максом готовились к сезону подобным образом не первый год. Я знал, что на чемпионате мира его состояние будет совершенно другим, нежели тремя неделями раньше. Мы поднимались на Хмелевские озера пять лет подряд и ни разу не было провальных выступлений. Но есть критерии отбора, и единственный аргумент, который мог бы сыграть в пользу Вылегжанина – человеческий фактор, диалог с тренером, со спортсменом которого можно было поменяться. Но не получилось.

— Вы в своей группе проводите воспитательную работу, чтобы спортсмены проявляли уважение к соперникам, судьям?

— Да это еще в школьном возрасте должно закладываться. Любой тренер, любой педагог этим занимается, я – не исключение. Но определенные моменты с моими спортсменами все равно случаются. Конечно, я это не приветствую, это сразу негативно сказывается на спортсменах. Они должны все выплескивать на лыжне, чтобы после финиша не было сил на разборки.

— Стоит ли проводить чемпионат России именно по окончании международного сезона? Может, по примеру норвежцев на две части разбить?

— Вообще, в Малиновке (Центр лыжного спорта в Архангельской обл. — прим. ред.) мы много общались с коллегами на тему того, что вообще сложно удержать здесь спортсменов. Ведь тут и болезни, и усталость физическая и психологическая. Разумное зерно в проведении чемпионата России в два этапа точно есть. Пусть хотя бы не все гонки зимой – достаточно двух, а остальные на весну отложить. В таком случае спортсмены основного состава зимой будут бежать гонки без всяких исключений. Особенно, если сделать такие гонки отборочными. Мы уже проходили через подобное, когда гонки чемпионата России становились отборочными на крупные старты. Но опыт был не самым удачным, спортсмены готовились именно к чемпионату России, а потом проваливались на чемпионате мира. Но речь идет о спортсменах, которые не вели подготовку в составе основной команды. То есть они в составе региональных команд планомерно готовились к отбору на главный старт, а не к главному старту.

— Кто из лыжников других сборных вас удивил в прошедшем сезоне?

— Прежде всего, Ханс-Кристер Холунн. На протяжении всего сезона ничего не показывал. Его отрыв в марафоне на чемпионате мира ни спортсменами, ни тренерами не воспринимался серьезно. А он только наращивал преимущество, пока остальные опомнились – было уже поздно, золото уплыло. Удивил и Шюр Рете, который раньше редко заезжал в призы на этапах Кубка мира, занимал места в топ-10, то в этом сезоне стабильно был в тройке, причем что классикой, что коньком. Раньше он был ярко выраженным конькистом, а сейчас абсолютно одинаково бежал и тем, и другим стилем. В Швеции растут две яркие девочки, которые через год-два составят конкуренцию Терезе Йохауг и всем остальным.

— Какой совет дадите юным лыжникам?

— Одного совета будет мало. Первое – быть преданным лыжным гонкам. Преданность выражается в умении жертвовать чем-то другим ради главной цели. Ведь мы всегда оказываемся перед выбором: съест то или другое, пойти туда или сюда, учить английский или немецкий, взять телефон или дневник тренировок. Из таких мелочей и складываются порой даже судьбы. Важно делать те шаги, которые касаются твоего любимого дела, а в данном случае лыжных гонок. Второе – быть трудолюбивым и постоянно самосовершенствоваться. Не стоит думать, что если у тебя сегодня все получается, то и завтра будет так же. Нужно идти только вперед, не оглядываясь назад, ведь пройденный путь уже заметен снегом. Третье и главное – быть человеком. В какой бы ситуации ты не оказался, не нужно совершать необдуманных поступков. Быть порядочным, открытым, веселым и радоваться жизни.

Источник