» » » Николас Блэкуэлл: "В Австралии вы найдете всего человек двадцать, которые знают имя Нортуга"
Войти

Николас Блэкуэлл: "В Австралии вы найдете всего человек двадцать, которые знают имя Нортуга"

Николас Блэкуэлл: "В Австралии вы найдете всего человек двадцать, которые знают имя Нортуга"Во многих странах лыжные гонки – один из самых популярных видов спорта. Дети самого младшего возраста встают на лыжи, не думая о том, будут они заниматься спортом профессионально или нет. А на спорт высоких достижений тратятся большие средства, спортсмены постоянно выезжают на сборы, тренируются по самым современным методикам. Но так происходит далеко не во всем мире. Есть спортсмены, для которых лыжные гонки – не способ прославиться, завоевать медали, услышать гимн своей страны, стоя на высшей ступени пьедестала. Яркий пример тому – сборная Австралии. После прошедшего чемпионата мира среди юниоров мы пообщались с одним из его участников, Николасом Блэкуэллом, и узнали, как живут лыжники Южного полушария.

– Николас, конечно, все настоящие болельщики лыжного спорта привыкли видеть на трассах спортсменов из Австралии. Но все-таки для нас, жителей Северного полушария, в этом есть небольшой элемент экзотики. Как вы тренируетесь дома?

– Да, я думаю, тренировки в Австралии ничем не отличаются от остального мира. Мы бегаем в основном на роликах. Но обычно мы начинаем тренироваться с раннего утра, потому что позже становится слишком жарко. Мой родной поселок основан на базе горнолыжного курорта. Я один из немногих лыжников в сборной, кто живет за городом. Большинство живут в городах.

– И многие дети начинают заниматься лыжными гонками у вас в стране? Можно ли назвать этот вид спорта довольно популярным в Австралии?

– Нет, совсем нет. Некоторые люди в Австралии даже не задумываются, что зимой на территории страны выпадает снег. Правда, некоторые зимние виды спорта все-таки популярны. Хорошо известны ски-кросс и борд-кросс, лыжная акробатика, могул, слоупстайл  и хафпайп. Но это связано с успехами австралийских спортсменов, таких, как Тора Брайт, Скотти Джеймс, Бритт Кокс и Алекс Пуллин. В лыжных гонках мы ничего подобного не добивались, и, как результат, этот вид – наименее известный или практикуемый.

– Расскажите вашу историю, как вы узнали о лыжных гонках и начали тренироваться?

– Можно сказать, что я вырос на снегу. Мой отец был инструктором и брал нас кататься на лыжах при каждой возможности. Однако тогда я катался на горных лыжах. Потом я перешел на сноуборд и беговые лыжи. Но это, как правило, не были специальные тренировки, а только часть школьной программы зимой. И, честно, я выбрал лыжи, потому что это обходилось дешевле. Но после я обнаружил, что я могу неплохо бегать благодаря одному фитнесу. В 11-12 лет я начал соревноваться, а полностью посвятил себя этому спорту в 14. "Полностью посвятил себя" означало, что я тренировался на лыжах круглый год.

– Обычно непопулярным в стране видам спорта не хватает финансирования. А вам нужно преодолевать огромные расстояния, совершать довольно дорогостоящие перелеты, чтобы выступать в Европе. Как вы справляетесь? 

– Да, конечно, это трудно. В течение года команда занимается сбором средств, и все спортсмены, чтобы финансировать себя, работают, выбирая области с неполной занятостью. Я лично работал рабочим на стройке семь дней в неделю, но и успевал тренироваться. Я вставал в 5:30 утра каждый день, чтобы потренироваться и поесть перед работой, так как поездка туда длилась 2 часа. И вечером, начиная с 5 часов, я тоже тренировался, поэтому иногда я не появлялся дома до 9. Так прошло время с марта по июнь, а затем я работал официантом до октября. В то время, когда я был официантом, я жил вдали от дома, платя за квартиру и еду.

– Какие у вас цели в лыжных гонках?

– На самом деле все лыжники в Австралии, которые достигли моего возраста или еще старше и до сих пор катаются, действительно любят спорт, поскольку о реальном успехе, как его понимают в других сборных, мы не говорим. Быть в первой тридцатке австралийцу на любом национальном или Континентальном кубке (например, Кубок Швейцарии или кубок OPA) – это вершина. Я помню, как в прошлом году один из наших сильнейших лыжников, Фил Беллингхем, вошел в топ-30 в квалификации в городском спринте в Дрездене. Вся команда: и мы, юниоры, и ребята постарше, и тренеры, и сервисмены – в общем все, кто был рядом, собрались вокруг экрана одного ноутбука  и смотрели прямую трансляцию того старта. Мы были в восторге, увидев Фила в заездах! И это был единственный раз, когда я видел австралийца, претендующего на что-то в спринте на Кубке мира. Это было что-то невероятное...

– Это было лучшее выступление австралийских спортсменов на Кубке мира?

– В спринте да. И единственное, которое я видел в прямом эфире по телевизору. Но у нас были результаты в топ-30 на дистанционных гонках. Бен Сим в 2009 году был 30-м в Бейтостолене на 15-километровой дистанции.

– Николас, у вас есть кумир в спорте?

– И да, и нет... Я не чей-нибудь фанат и не мечтаю стать кем-то из лыжников. Я это я, и надеюсь только извлечь максимум пользы из своего тела в этом виде спорта. Конечно, я анализирую гонки других лыжников и пытаюсь воспроизвести некоторые аспекты их техники для моих собственных целей. Я уважаю всех лыжников, но больше ценю тех, кого называют хорошими людьми, а не просто талантливыми спортсменами. Для меня в этом спорте самый близкий к кумиру человек – это Фил Беллингхэм: мы росли вместе, я видел его развитие и успех, и у меня появилась мотивация испытать свои собственные силы.

– Мне казалось, обычно на этот, по сути, стандартный вопрос всегда следует столь же стандартный ответ: "Петтер Нортуг"...

– Ха-ха. Хотя я ценю его достижения и весь труд, который Нортуг вложил в лыжные гонки, его дерзость (или высокомерие, не знаю, как правильнее) – это не то, что я считаю хорошей чертой. Как и в случае с Клэбо – блестящим лыжником, но высокомерным человеком. 
Кстати, в Австралии вы, вероятно, найдете всего человек двадцать по всей стране, которые знают имя Нортуга.

– Николас, перейдем к прошедшему чемпионату мира среди юниоров. Почему не бежали 30-километровую гонку? Все-таки к таким дистанциям еще не готовы?

– Нет, это не проблема, но один из наших лыжников, который приехал сюда, заявлен только в эстафете. Так что, если бы я пробежал 30 км и через два дня не восстановился и не стартовал бы в субботу, он вообще не смог бы принять участие в этом празднике и потратил бы впустую все свои деньги. Понятно, я не хотел рисковать тем, что он пропустит свой первый чемпионат мира. Но в следующем году я обещаю пробежать и эту гонку.

– Вы смотрели соревнования по прыжкам с трамплина или двоеборью, когда были в Лахти?

– Да, но только по телевизору. На улице слишком холодно... Правда, самая низкая температура, при которой я когда-либо выходил на улицу, – это -50° по Цельсию. Я был на Аляске и помню, что это было что-то ужасное. Хотя я люблю холод больше, чем нашу австралийскую 40-градусную жару. Прошло четыре года с тех пор, как я видел лето. Имею в виду календарное лето. Так-то я возвращаюсь домой в конце февраля, и там еще очень тепло. 

04-02-2019 10:46 Автор: admin; Просмотров: 42;