» » » Елена Вяльбе: «Мы убрали олимпийские медали в тумбочку и начали новый сезон с чистого листа»
Войти

Елена Вяльбе: «Мы убрали олимпийские медали в тумбочку и начали новый сезон с чистого листа»

Елена Вяльбе: «Мы убрали олимпийские медали в тумбочку и начали новый сезон с чистого листа»Они спасли для нас Олимпиаду. Прошлой зимой страна, глядя, как наша обескровленная на половину лыжная сборная сражается за медали, верила, что допинг тут ни при чем, и далеко не все обвинения стоит принимать. А в новом сезоне, похоже, победная сказка продолжается. Сборная России опять собирает награды. Как? Почему? Журнал «Главная Ставка» узнал это у президента Федерации лыжных гонок России Елены Вяльбе, которая и выстроила эту команду.

– Наши лыжники здорово выступили на Олимпиаде, были ее героями. Но, кажется, в том числе сработал эффект новизны. А теперь наступает новый сезон, и сейчас с ваших спортсменов повышенный спрос. Готовы?
– Давления нет никакого. Я мало что смотрю и читаю, потому что в мире спорта все эксперты, к кому ни обратись. А мы занимаемся своим делом. У нас очень рабочая, очень боеспособная команда. И она не случайно «выстрелила» на Олимпийских играх. Тот же Большунов, который только недавно стал участвовать в этапах Кубка мира, практически на всех этапах был в шестерке и выше. Ребята у нас молодые, у них силы вагон, бремя ответственности они еще не понимают. Но они уже ощутили вкус победы. Когда есть вкус медали, ты увереннее себя чувствуешь. Как говорят, аппетит приходит во время еды.
– Футболисты рассказывают, что после ЧМ-2018 был период, когда им было тяжело вернуться в российскую реальность. У лыжников после Олимпиады так же?
– У меня все-таки тоже есть опыт, и не только в работе функционера. Я тоже была молодой — мне было 19 лет, когда я стала чемпионкой мира. И мой тренер каждый раз, когда заканчивался сезон, всей команде спокойно говорил: «Так, повесили медали на стеночку, убрали их в тумбочку — и теперь мы все снова равны, вся команда, и теперь начинаем готовиться к новому сезону». Вот и мы убрали олимпийские медали в тумбочку. Я не видела, чтобы сейчас ребята куда-то ездили, вспоминали про свои медали. Они на самом деле профессионалы, за что я им очень благодарна. А что касается российской действительности, то мы никогда не были так обласканы публикой. Конечно, мы не можем поднять такую толпу, какую способен поднять футбол. Но мы и не пытаемся с ними тягаться. Хотя нам приятно за них болеть и радоваться. И плакать, честно вам скажу, тоже.

– После Хорватии?
– Да, безусловно! Мы же все люди. Я на самом деле уже была уверена, что мы будем бороться за финал. Но это спорт. Однако в любом случае на чемпионате мира появились новые футбольные имена, которые мы раньше не очень, может быть, слышали.

– С футболом бороться нельзя, но с биатлоном, наверное, можно. Или вы не хотите?.. У вас нет такой задачи?
– Мне вообще непонятно, почему кто-то нас хочет сравнить с биатлоном! Кто-то хочет сказать, что в биатлоне больше болельщиков, а у нас меньше? Я рада за биатлон, если там больше болельщиков. Я же не против этого. Тоже смотрю биатлон, болею за них, точно так же переживаю. Но я смотрю, когда есть возможность, и горные лыжи, и прыжки на лыжах с трамплина. Смотрю легкую атлетику, бокс, когда идет чемпионат мира или Олимпийские игры. И моя семья точно так же. Я даже смотрю какие-то еврокубки или еще что-то подобное по футболу. Есть просто страны, где хороший футбол, и я тоже его смотрю. Но говорить, что мы должны быть круче, нас должны больше показывать… Не знаю. Я хочу, чтобы просто были трансляции телевизионные, и не надо нас вовлекать в какой-то совсем уж шоу-бизнес.

– После успеха лыжников на Олимпиаде ходило много слухов по поводу того, что вы возглавите биатлон, чтобы он наконец вылез из этой пучины. Были предложения?
– Нет, конечно, не было. Это были такие разговоры на уровне Инстаграма. Какие-то люди мне писали. Я занимаюсь своим любимым делом. Не понимаю ничего в биатлоне и не хочу там ничего делать. Надеюсь, что Владимир Драчев, не так давно тоже бегавший на мировых соревнованиях и тоже являющийся легендой этого вида спорта, сейчас вникнет. Не так все просто. Вы думаете, что он пришел и завтра все должны побежать и вдруг резко стрелять? И сравнивать, и сталкивать нас не надо. Если какая-то помощь от меня, какой-то совет для нового руководства СБР понадобятся, я всегда с удовольствием готова их дать, и мы общаемся с Володей.

— Есть ли желание привлекать к тренерской работе ребят, которые только закончили карьеру? Таких как Легков, например.
- Миллион раз говорила, скажу еще: Саня все-таки рано ушел из спорта! Я думаю, он психологически устал. Это ведь постоянная борьба, а он человек эмоциональный. Но для нас это потеря. Я же тоже достаточно хитрый человек. И команде Саня был очень нужен. Думаю, Саня это понимал, и душой он, конечно, с нами, поэтому появляется на сборах, на тренировках… Но мне кажется, Саня идет по правильному пути. Пускай он будет у нас политиком, мы будем к нему обращаться. Очень хочу, чтобы он вырос. Не застрял на нашей Московской областной думе.

– Но для заслуженных людей всегда находится место в федерации, в сборной, в регионе…
– У нас много заслуженных. Федерация тоже не резиновая. Вся жизнь – борьба. Я сюда тоже не так просто пришла. Но мы не бросаем своих, и если есть возможность помочь, я с удовольствием помогу. Работать тренером – это значит забыть про семью, про все остальное. Если ты отдаешься делу, то все это опять на втором плане. Он хочет побыть дома. Я первые годы тоже этого хотела.

– Но сейчас, как я понимаю, у вас получается совмещать…
– Я семью тоже не вижу. Они уже привыкли.

– Мы немножко забыли про Устюгова, из-за его травмы в том числе…
– Можете поверить, я нисколько не забыла о нем. Может, я о нем думаю даже больше, чем о Саше.

– Но с Устюговым все хорошо? Все в порядке? Он не потерял форму? Народ переживает.
– Ну, это правильно, когда народ переживает. Серега абсолютно замечательный суперпрофессиональный спортсмен. Надеюсь, что он до чемпионата мира восстановится. Во всяком случае, Тур-де-ски он точно будет бежать, это не обсуждается. Если все пойдет, как сейчас, то он начнет свои старты с 14-15 декабря.

– Какая сейчас психологическая обстановка в вашем виде спорта? Я имею в виду допинговые разговоры. Нашу делегацию ведь не допустили до Олимпийских игр. Сейчас поутихло?
– Мне кажется, это общемировая тенденция. Но со стороны наших спортсменов - я имею в виду спортсменов-коллег - мы ничего не слышим. Правда, мы ничего не слышали и ранее, нас не особо кто-то обсуждал и осуждал. Были отдельные один-два человека, и все. Да, я знаю, что скандинавские СМИ возбудились в очередной раз и пишут что-то. Как всегда, всем я говорю: не читать СМИ, не обсуждать ничего в инстаграмах, не читать ничего плохое про себя, ну и хорошее по возможности тоже. Мы можем все доказывать только своими результатами.

– Решился финансовый вопрос по поводу иностранных тренеров нашей сборной? Крамер, Бергман, Вяльбе остаются? И почему так много иностранцев? Неужели нет наших?
- Остаются, все в порядке. И почему вы никогда не посмотрите: а в каких странах не работают иностранцы? Ну нельзя быть такими закрытыми, мы все-таки не в Советском Союзе живем. В Швеции работают финны, в Германии — швейцарцы, со швейцарской командой работают норвежцы и словаки. Весь мир так работает, но как только дело касается России, мы должны в своей кубышке вариться.

— Но чем они сильнее?
– Я не говорю, что они сильнее или лучше на сто порядков. Нет. Но есть какие-то нововведения у них, которым мы учимся. Что касается Крамера, то он работает четыре года. Ну, скажите Устюгову, что Крамера уберут сейчас! Что касается смазчиков, то руководителя смазочной группы Урмаса Вяльбе ребята ежегодно выбирают голосованием, и это тоже о чем-то говорит! У нас на самом деле очень хорошая команда. Я не имею в виду спортсменов, я имею в виду команду в целом. Тренерская, медицина, сервис-группа. Это тоже работает на результат.

– А есть такое понятие, как последнее слово за кем-то? За вами?
– Когда мажут лыжи – нет.
– Когда состав сборной определяется?
– Да. За мной. Как и во всех федерациях.
– В биатлоне, по-моему, за главным тренером.
– Ну, я и главный тренер тоже. Я имею, грубо говоря, два голоса.

– Вы говорили, что может быть после Олимпийских игр появятся спонсоры. Насколько сейчас этот вопрос продвинулся?
– Слава богу, хотя бы не ушли те, которые были. Но из новых пока никто не пришел. Выживем. Мы не можем говорить, что все тут умираем с голоду. Сейчас откроется программа содействия к Олимпиаде-2022. Мы будем иметь некие возможности финансирования со стороны Олимпийского комитета. В мире никто в спорте хорошо не живет, за исключением, может быть, футбола, хоккея и профессионального баскетбола. Я знаю, что множество спортсменов в лыжных гонках летом работают, чтобы зимой иметь возможность бегать этапы Кубка мира.

— Вы когда-нибудь спорили? И как вы относитесь к прогнозам, ставкам, спорам на спорт?
– Прогнозы вообще дело неблагодарное. Мне кажется, даже Гидрометцентр не всегда с прогнозом на сто процентов дружит. А ставки я пока не делаю. Спорить - тоже никогда не спорю, кто выиграет. Я могу сказать свое мнение, когда уже идет гонка.

– Насколько это предсказуемый вид спорта?
– Ну, более предсказуемый, чем биатлон. Хотя там тоже есть свой костяк людям более или менее понятный.

– Можно попробовать предсказать тройку у мужчин и у женщин по итогам сезона?
– Ни в коем случае! Чемпионат мира — это вообще непредсказуемо. Представляете, это шесть гонок у мужчин и шесть у женщин. Мы еще у мужиков не видели Дарио Колонья. Что касается женщин, то появились молодые шведки, от которых я реально не могу представить, чего ждать. Есть известные, стабильные, понятные более-менее. Но я думаю, что по общему зачету пятерка будет 50/50 между Норвегией и Россией.

14-12-2018 21:39 Автор: admin; Просмотров: 49;