» » » Юлия Белорукова: «Во время Олимпийских игр Вяльбе устраивала для нас чаепития со сладостями».
Войти

Юлия Белорукова: «Во время Олимпийских игр Вяльбе устраивала для нас чаепития со сладостями».

Юлия Белорукова: «Во время Олимпийских игр Вяльбе устраивала для нас чаепития со сладостями».Почему в группе Крамера мужчины и женщины тренируются вместе, как Елена Вяльбе помогала команде в Пхёнчхане, и когда в России появится лыжный центр имени Юлии Белоруковой — в эксклюзивном интервью Team Russia.

— Насколько было тяжело выступать на чемпионате страны после Олимпиады?

— Мне здесь совсем не тяжело. Родные стены и земля помогли. У нас очень активные болельщики. Их поддержка придавала дополнительные силы во время гонок. Люди и впрямь стали больше интересоваться лыжными гонками. Меня теперь чаще узнают на улицах. А что творилось на стадионе после женской эстафеты, вы и сами видели. Было очень приятно осознавать, что я и другие девочки из сборной Коми доставили болельщикам столько положительных эмоций.

— Какая из гонок на чемпионате России получилась лучше всего?

— По самочувствию, наверное, как раз эстафета.

— Получилось после Олимпиады переключиться с лыж на что-то другое?

— Переключиться и не пыталась. Или ты полностью отдаёшься своему делу, или тебе не место в профессиональном спорте. После Кореи я ненадолго съездила в Екатеринбург, где сейчас проживаю, чтобы передохнуть. А потом опять на лыжню с новыми силами.

— Вы знакомы с легендарной Раисой Сметаниной, чьим именем назван лыжный комплекс в Сыктывкаре?

— Мы познакомились на Всероссийских соревнованиях её имени, на которых я заняла второе место. Мне тогда было 15 лет. Тесно мы никогда не общались, но Раиса Петровна часто передаёт приветы и поздравляет с какими-то успехами через моего первого тренера. Так было и после Олимпийских игр. Получать поздравления от такого заслуженного человека, конечно, очень приятно.

— Допускаете, что когда-нибудь где-то появится лыжный центр имени Белоруковой?

— Кто знает, что будет через много лет? Пока я ещё не заслужила такой чести.

— Как сейчас вспоминаются Олимпийские игры?

— Когда здесь после эстафеты проводила заминку, вдруг нахлынули воспоминания: как пересекла третьей финишную черту в спринте, как стояла на пьедестале. Расчувствовалась аж до мурашек!

— Кажется, что это было не с вами?

— Вот именно, не верится! Наверное, ещё прошло слишком мало времени.

— У вас есть любимая гонка?

— Мне нравится спринт.

— Потому что в дистанционных гонках нужно больше терпеть?

— Терпеть нужно везде. Просто спринт мне удаётся лучше. Так природа распорядилась.

— Анна Нечаевская и Денис Спицов чувствуют себя увереннее в гонках коньковым ходом. А вы?

— Я — универсал.

— Значит, вы в тренде.

— Да. Самые популярные лыжники сейчас — это те, кто хорошо бегает всё. Хотя спринт за непредсказуемость и зрелищность любят, наверное, больше. Особенно много болельщиков собирается на спринтерских гонках, проходящих в черте города, как, например, было в Дрездене. Но мне, если честно, больше по душе соревнования в горах. Там и снег натуральный, и рельеф интересный. А в городе трасса достаточно узкая, без подъёмов и спусков. В таких условиях нужно со старта стараться выйти вперёд, иначе потом обгонять сложно.

— Корейская трасса вам понравилась?

— А вы как думаете? Хотя сначала нас немного напугал микс из натурального и искусственного снега. Он казался медленным и напоминал пластилин. А потом привыкли, прикатались и уже не обращали на это внимания.

— Какой снег в Сыктывкаре?

— Быстрый. Хотя даже натуральный снежный покров может быть разным. Я не бегала в Хакасии, но знакомые рассказывали, что на трассах Вершины Теи снег медленный.

— На чём строится методика Крамера?

— В период больших нагрузок самое важное — правильное восстановление. Маркус уделяет этому очень большое внимание.

— Ещё в его группе женщины тренируются вместе с мужчинами.

— Он создаёт ситуацию, при которой мы тянемся за ребятами, а они как бы от нас убегают. По его мнению, это идёт на пользу всем спортсменам.

— Президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе в силу известных причин не могла быть постоянно рядом с командой во время Олимпийских игр. Вы чувствовали её поддержку?

— Поскольку у Елены Валерьевны не было доступа в Олимпийскую деревню, мы сами несколько раз приезжали к ней в гости. Она устраивала шикарные чаепития с тортиками и прочими сладостями.

— Разве десерты во время соревнований не под запретом?

— Для нас — нет. Сладкое помогает восполнить потраченную энергию.

— Вяльбе влияла на тренерские решения? Например, кого и на какие этапы ставить в эстафету?

— Не думаю. Елена Валерьевна полностью доверяет Маркусу Крамеру и Юрию Викторовичу Бородавко.

— Бородавко в Корее не было.

— Помогать можно и на расстоянии. На Олимпийских играх не было спортсменов из группы Крамера или Бородавко, там выступала сборная России, как бы она ни называлась. Оказавшись волею обстоятельств единственным тренером лыжной команды на этих Играх, Маркус Крамер не делил спортсменов на своих и чужих. Внимание и поддержку от него получали все в равной степени.

— Что вы чувствовали, когда Анна Нечаевская бежала последний этап олимпийской эстафеты?

— Мы знали, что Анька не упустит третье место. У неё был хороший задел перед финкой. Но, конечно, заранее никто друг друга не поздравлял. Все стояли в сторонке и тихонько молились, чтобы не было падения или сломанной палки. В нашем виде спорта такое сплошь и рядом.

— За примером далеко ходить не надо. В командном спринте с вашим участием Наталью Непряеву подвела как раз палка.

— Палку ей сломали, но девятое место мы заняли не по этой причине. Я была настолько выхолощена двумя медальными гонками, что уже не могла навязать борьбу сильнейшим лыжницам. Будь самочувствие другим, мы поборолись бы и за эту медаль.

— Что хотели бы доказать самой себе и окружающим в следующем сезоне?

— Что Юлия Белорукова не является узким специалистом. А то меня уже записали в чистые спринтеры. Я с этим не согласна. Задача номер один на следующий сезон — выиграть дистанционную гонку на Кубке мира.

02-04-2018 20:57 Автор: admin; Просмотров: 135;