» » » Большое интервью главы СБР Виктора Майгурова перед стартом олимпийского сезона 2021-2022

Большое интервью главы СБР Виктора Майгурова перед стартом олимпийского сезона 2021-2022

0 65 06-10-2021 14:30
Большое интервью главы СБР Виктора Майгурова перед стартом олимпийского сезона 2021-2022

В преддверие нового олимпийского сезона 2021-2022 президент Союза биатлонистов России (СБР) Виктор Майгуров дал развернутое интервью Илье Зубко для официального сайта Олимпийского комитета России. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на olympic.ru.


— Насколько результаты, показываемые спортсменами на летних соревнованиях, показательны перед началом сезона?


— Я бы не стал говорить о том, что они на 100 процентов отражают реальную картину готовности команды. Скорее это 50%. Потому что очень часто происходит так, что летом и зимой высокие результаты показывают разные спортсмены. Конечно, лидеры так или иначе себя проявили. Тот же Эдуард Латыпов хорошо пробежал в эстафете в Тюмени, порадовали результаты на летнем чемпионате мира теперь уже бывших юниорок — Анастасии Гореевой, Анастасии Шевченко. Ирина Казакевич достойно выступила и на этом турнире, и на летнем чемпионате России. Она продемонстрировала стабильность и движение вперед.


На днях в Министерстве спорта прошел экспертный совет. На нем аналитический отдел, собирающий всю информацию по подготовке спортсменов, дал свою оценку. Согласно этим данным, наибольшего прогресса в подготовительный период добились молодые спортсменки. Наверное, это и логично. Пока ты молодой, твой организм растет быстрее. А у более опытных спортсменов, которым 26-30 лет, прогресс внутреннего развития уже не такой быстрый.


Радует то, что нет отката назад, если сравнивать с прошлогодними показателями. Более того, отмечаются определенные улучшения и в стрельбе, и в плане функциональных качеств.


— Спортсмены тренируются в разных группах. Не было мыслей их объединить в одну команду? И насколько в целом эффективна такая практика?


— Две группы так или иначе были всегда. Просто раньше одна из них позиционировалась как основная, а вторая — как молодежь. В этом году было принято решение готовиться двумя группами. Сейчас очевидно, что оно несёт в себе множество плюсов.


Как минимум, в обеих командах хороший микроклимат. В обеих есть как опытные спортсмены, так и молодежь, которая перенимает опыт, а не просто варится в собственном соку. Да и опытных ребят это подстегивает, когда они видят, что молодежь соперничает с ними на равных, а в чем-то может и превосходить. Например, Денис Таштимеров вырос в одного из лучших стрелков нашей сборной, что и показал на ЛЧР.


Другой положительный момент — есть две различные методики. То есть мы не складываем все яйца в одну корзину. В летний период все поработали, после этого встретились с тренерами, Юрием Каминским и Сергеем Башкировым, обсудили и пришли к общему знаменателю по поводу того, как будем начинать сезон. То же самое касается женской команды.


— Как выстроена иерархия между Башкировым и Каминским?


— Старший тренер мужской сборной — Юрий Каминский. Но он не злоупотребляет этой главенствующей ролью и не говорит о том, что нужно делать только так, и больше никак. Он всегда открыт к дискуссии, адекватно воспринимает все предложения, аргументирует свою точку зрения. В женской сборной старший — Михаил Шашилов.


— В прошлые годы была практика, когда некоторые спортсмены готовились к сезону самостоятельно. Почему от нее решили отказаться?


— Была совокупность факторов, из-за которых некоторые спортсмены готовились индивидуально. Часто менялись президенты федерации, тренеры, а спортсмену нужно время, чтобы привыкнуть, приспособиться, найти общий язык с наставником. Тренер тоже должен наладить контакт, особенно с опытными спортсменами, у которых есть своя точка зрения. Поэтому при такой чехарде некоторым ребятам было комфортнее работать индивидуально при поддержке личных тренеров.


Но, как показал опыт, индивидуальная подготовка далеко не всем идет на пользу. А в последние годы не идет и вовсе никому. Поэтому весной на тренерском совете было принято консолидированное решение. Теперь все спортсмены, планирующие начинать международный сезон в составе сборной России, должны тренироваться в командах. Для этого мы создали комфортные для всех условия. И у ребят, и у девочек по две группы. У спортсменов было право выбора, в какой из них готовиться.


— Из-за этого никто не взбунтовался?


— Нет. Хотя были отдельные высказывания — «почему», «зачем». Я отвечал, что это не только мое мнение — это мнение тренерского сообщества. Если хотите готовиться отдельно — пожалуйста. Но тогда начинайте сезон в Кубке России. Потому что тренеры должны понимать, как вы тренируетесь, что делаете — нужны не просто отчеты, а ежедневный визуальный контакт.


— Много шума наделал конфликт Матвея Елисеева и Юрия Каминского. На какой стадии он сейчас и как вы оцениваете эту историю?


— Я придерживаюсь мнения, что на сборе главный — тренер. И все действия необходимо согласовывать с ним. В данном случае этого не произошло и, учитывая еще и личные качества Матвея, всё в итоге перетекло в такое русло. Потом ситуация успокоилась, но журналисты эту тему реанимировали, стали доставать Елисеева. И мы получили второй виток.


Это никому не нужно, в том числе самому Матвею. Да и Каминский не держит какой-то обиды — он просто высказал свою позицию.


— Фамилия Елисеева есть в предварительном составе на первый этап Кубка мира. Также в нем Александр Логинов, Эдуард Латыпов, Евгений Гараничев и Карим Халили. Насколько этот список близок к окончательному?


— Его можно брать за основу. Если никто не заболеет, то Кубок мира начнем именно этим составом. Пять фамилий названы, шестого спортсмена выберут по итогам контрольных тренировок в Ханты-Мансийске. Кроме того, шесть человек будут отобраны для участия в Кубке IBU. И в течение декабря между этими командами в любом случае будет какая-то ротация.


— У девочек конкретики по составу пока меньше. Почему?


— Решением правления в него уже включены Светлана Миронова и Ульяна Нигматуллина. Наверняка список пополнит Казакевич. Что касается остальных, то дорога ни для кого не закрыта. Не факт, что Михаил Шашилов будет брать спортсменов только из своей группы. Все вместе будут готовиться в ноябре в Тюмени. И в итоге ещё двоих спортсменок выберут тренеры, а шестое место в команде достанется кандидату по результатам контрольных стартов.


— Определение состава — вечная тема для пересудов у болельщиков, повод для обвинений в том, что «тащат своих». Какие критерии можно считать максимально объективными?


— Всегда возникают вопросы по поводу шестого человека. Но мы понимаем, что лидеры у нас другие, а не те, из-за кого ломаются копья. Что касается критериев, то в первую очередь нужно довериться тренерам сборной. Спортсмены находятся на подготовке с мая, и тренеры видят их рост или спад кондиций в ежедневном режиме. Иногда более сильному спортсмену с учетом его недостаточно хороших кондиций на данный момент имеет смысл начать сезон на Кубке IBU.


Если говорить о пересудах… Да, у Шашилова в команде три его спортсменки. Но они же там не просто так, есть ведь их спортивные результаты. На летнем чемпионате России команда Свердловской области в эстафете выиграла у ближайших преследователей три минуты — это тоже о чем-то говорит. Шашилов оказался в национальной команде благодаря успешной работе на посту регионального тренера, на сегодняшний день он подготовил наибольшее количество спортсменов.


— На этапах Кубка мира впервые после начала пандемии планируется допустить болельщиков. Насколько это важно?


— Каждая страна установит свои регламенты. По имеющейся у меня информации в Рупольдинге из 25 тысяч мест будет продано 15, то есть примерно 60 процентов. Атмосфера стадиона важна и для спортсменов, и для телевещателей, и для самих болельщиков.


— При этом олимпийскую трассу в Пекине пока не могут увидеть не то что болельщики, но и сами спортсмены. Насколько это является проблемой?


— Сейчас мы ждем согласования хотя бы по тестам лыж. Они запланированы на конец декабря. Мы также планируем прилететь в Китай минимум за неделю до старта Олимпийских игр и спокойно покататься по трассе, освоиться, посмотреть на перепад высот. В том, что мы пока не видели трассу, большой проблемы я не вижу, раз ее не видел никто из соперников.


На сегодня основная задача — попробовать различные лыжи, структуры, мази, парафины. У нас есть целая программа по тестированию, которую мы проводим благодаря поддержке ОКР и его Инновационному центру. Подали заявку, получили поддержку. Первый этап тестирования запланирован на октябрь и пройдет в Тюмени. Затем продолжим работу в Чите, а в конце года по плану — Пекин.


— В олимпийский сезон главный старт понятен. В этой связи Кубок мира рассматривается только как репетиция к Играм, или результаты имеют значение?


— Чтобы занимать высокие места на Олимпийских играх нужно хорошо выступать и на Кубке мира. Не будем забывать о том, что у нас еще есть возможность увеличить свою олимпийскую квоту у мужчин до шести человек. Для этого нужно за первые шесть этапов обогнать в зачете Кубка наций немецкую команду. Это — одна из задач. Германия находится на третьем месте, мы — на четвёртом, разница 145 очков. Шансы есть. У девушек на данный момент олимпийская квота также составляет пять человек, но они рассчитывать на еще одно место, к сожалению, не смогут.


— Когда будет объявлен состав на Олимпийские игры?


— После этапа Кубка мира в Рупольдинге. Он завершится 16 января. Это будет решение тренеров — мы предварительно соберемся, обсудим. Думаю, человека 3-4 в составе обеих наших команд будут понятны уже к концу текущего года. При этом, по информации от IBU, у всех будет возможность экстренно заменить спортсмена чуть ли не накануне старта.


— Как обстоят дела с полноценным восстановлением Союза биатлонистов России в IBU?


— Мы готовы к восстановлению уже сейчас. Но есть одна зацепка — национальное антидопинговое агентство должно быть полноправным членом ВАДА. Пока свои права не восстановит РУСАДА, в аналогичной ситуации находимся и мы. То есть вопрос будет открыт до декабря 2022-го. При этом в сентябре следующего года пройдет конгресс IBU. И тема нашего восстановления на нем будет обсуждаться. Если все проголосуют за такое решение — а причин голосовать «против» на сегодня просто нет, поскольку все остальные критерии мы выполнили — скорее всего, нас могут восстановить в правах условно, до декабря.


— Как в целом руководство IBU относится к СБР?


— Абсолютно нормально. Все выступают за то, чтобы перевернуть эту страницу. Обвинений было много, но доказанных фактов особо нет. Дело Устюгова и Слепцовой находится в CAS, ждем какого-то решения. При этом говорить, что у нас все поголовно употребляли допинг… Здесь нужны доказательства. Другие международные федерации в этом плане более прагматичны. Есть факт — да, нет — о чем тогда говорить?


В биатлоне же только идут расследования. Андерса Бессеберга обвинили якобы в пособничестве русским, фактически СМИ признали его виновным заочно. Но прошло три с половиной года. Работает полиция Австрии, Норвегии. Если бы что-то было, уже давно бы предъявили обвинение и наказали. Всё-таки вину человека должен определять суд, а не журналисты.


— Из дипломатических побед можно отметить возвращения цветов российского триколора на эмблему СБР на международных соревнованиях.


— Да. Благодаря Олимпийскому комитету России и его поддержке мы подали иск и защитили свои права. Министерство спорта нас тоже в этом поддержало.


— Какой результат ожидать от биатлонистов на Играх в Пекине? Есть медальный план?


— В принципе мы способны в каждой гонке бороться за медали. И наши спортсмены будут это делать. Нельзя выходить на старт и думать, что нам ничего не светит. Олимпийские игры — турнир, на котором могут быть сюрпризы. Но мы основываемся на объективной оценке уровня подготовки наших спортсменов. Поэтому план у нас простой — бороться за медали в каждой гонке.


— Где больше шансов — в индивидуальных гонках или эстафетах?


— Если анализировать последние два сезона, то больше их, наверное, в эстафетах. В них хорошие результаты показывали и девушки, и ребята. Команды Советского Союза, а затем России, традиционно были сильны в эстафетах. Не всегда мы обладаем суперзвездами, но ровный состав так или иначе у нас есть. И это является нашим преимуществом.

Источник