» » » Мазе: «Астма — обычная болезнь для биатлона. В норвежской команде ТИ нет ни у одного спортсмена»

Мазе: «Астма — обычная болезнь для биатлона. В норвежской команде ТИ нет ни у одного спортсмена»

0 141 09-04-2021 13:30
Мазе: «Астма — обычная болезнь для биатлона. В норвежской команде ТИ нет ни у одного спортсмена»

Тренер мужской сборной Норвегии по биатлону Зигфрид Мазе дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Матч ТВ» Михаилу Кузнецову. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на matchtv.ru.


— Как вы узнали о том, что говорит Дмитрий Васильев о вашей сборной?


— Это было на первых полосах во Франции и в Норвегии. Писали, что мистер Васильев утверждает, что невозможно, чтобы Стурла Легрейд был так хорош в первый год на Кубке мира без помощи медицины. Он сказал также, что мы используем терапевтические исключения для лечения астмы. Это неправда. Никто в моей команде не использует препараты от астмы. Раньше у нас был один такой биатлонист — Хенрик Лабе-Лунд. Сейчас никто не принимает медикаменты от астмы или пользуется другими терапевтическими исключениями. Поэтому я не знаю, как он может такое заявлять. Тем самым он говорит, что моя работа — дерьмо, так как мы используем какие-то препараты. Я не мог поверить, когда это услышал.


— Давайте еще раз проговорим один момент. Кроме Лабе-Лунда в норвежской команде при вас ни у кого не было терапевтических исключений?


— Все верно. Вообще ни у одного спортсмена.


— Мы не в первый раз с вами общаемся. Вы всегда казались мне спокойным и вежливым человеком. Слово «заткнуться» в инстаграме мне показалось слишком грубым для вас.


— Да, потому что я воспринял его слова как атаку на меня. Мы с вами знакомы. Вы знаете, что я никогда не говорил ничего плохого про Россию. Даже когда мои спортсмены это делали, я им объяснял: «Не надо». Впервые я столкнулся с прямой атакой на меня. Я уважал мистера Васильева до тех пор, как он не сказал эти вещи. Мистер Васильев хорошо известен в России и в мире биатлона. К его голосу прислушиваются. Я разозлился, потому что он лжет, говорит о том, чего не знает. Я никогда так не реагировал, потому в моей практике раньше не было подобных случаев.


У меня есть славянские корни. Мне очень нравится ваша страна. Вы же знаете Николая Загурского (тренер сборной России. — «Матч ТВ»)? Он попросил меня сделать семинар для российских тренеров в апреле или в мае.


— Вы собираетесь приехать к нам этой весной?


— Нет, сейчас, как вы знаете, пандемия коронавируса, поэтому речь шла о семинаре по видеосвязи. Я ответил ему: «Почему нет?» Я дружу с Николаем и Максимом Максимовым, до этого был в хороших отношениях с Анатолием (Хованцевым). Всегда хочу помочь, насколько это возможно. Постоянно объясняю своим спортсменам по ситуации с Логиновым: что он свои два года дисквалификации отбыл и имеет право соревноваться. Я на самом деле хочу хорошего сотрудничества между странами. Сейчас стараюсь быть более вовлеченным в политику Международного союза биатлонистов. Говорю IBU, что, если мы хотим уважения, то когда мы принимаем решения с разными странами, должны привлекать к этому и Россию, как это было раньше. У меня всегда была такая позиция. Можете спросить в IBU. Поэтому меня злит, когда такие люди, как мистер Васильев, говорят подобные вещи. Я принимаю это как нож в спину.


— Будете ли вы как-то обращаться к СБР или IBU по поводу Васильева? Хотите ли вы каких-то санкций для него?


— Нет-нет-нет. Я просто хочу, чтобы он услышал, о чем я говорю. По его представлению норвежцы слишком хороши, потому что всех обманывают и используют препараты. И в этом причина, почему российские биатлонисты сейчас не так хороши. Я не хочу, чтобы он так думал и говорил. Когда ты олимпийский чемпион, твои слова появляются на первых полосах. На нем лежит ответственность. Косвенно в итоге его слова больше повлияют на российский биатлон, а не на меня.


— Что вы скажете ему при вашей следующей встрече?


— Просто спрошу: «Почему?» Хочу узнать, почему он так сделал. Я был очень удивлен его словами про Стурлу. Если вы заглянете в аналитику, то увидите, что да, у Легрейда хороший лыжный ход, но далеко не лучший. Ногами он проигрывает Лукасу Хоферу, Йоханнесу Бе, Тарьею Бе. Он по-прежнему медленней, чем другие. У него такие хорошие результаты, потому что отлично стреляет. И если сравнить его показатели в этом сезоне с показателями в другом возрасте, то он стрелял не лучше. У него постоянно было на один-два штрафных круга меньше, чем у всех остальных.


— В России популярно мнение, что, если спортсмен принимает препараты по терапевтическим исключениям, то эта информация должна быть в открытом доступе. На ваш взгляд, нужно ли делать эту информацию открытой?


— Думаю, что такое возможно. Понимаю, что в некоторых случаях спортсменам сложно сказать о своих болезнях, потому что это личная информация. Но если говорить про астму, то, мне кажется, что это достаточно обычная болезнь для нашего вида спорта. Поэтому в данном случае я согласен, что информация о принимаемых препаратах должна быть опубликована.

Источник