» » » Денис Иродов: «Задумываюсь об Играх-2026»

Денис Иродов: «Задумываюсь об Играх-2026»

0 97 25-03-2021 12:30
Денис Иродов: «Задумываюсь об Играх-2026»

18-летний российский биатлонист Денис Иродов, завоевавший три золотые медали в личных гонках на первенстве мира среди юношей (ПМ-2021), дал большое интервью пресс-службе СБР.


— Как началась ваша спортивная история?


— Самым обычным образом. Папа у меня тренер, в три года он поставил меня на лыжи. Причём он сделал их сам: взял обычные взрослые лыжи, обрезал пятки, чтобы укоротить, поставил крепления, и я вполне себе нормально катался на них. Постепенно из прогулочно-оздоровительных занятий всё переросло в настоящие тренировки. Так и дошёл до нынешнего сезона, постепенно улучшая результаты каждый год.


— Эти лыжи ещё сохранились?


— Да, ровно в том виде, в котором мне их давал папа. Лыжи стоят в комнате инвентаря на нашей базе в Горно-Алтайске. На них никто не катается, они просто напоминание о том, с чего всё началось. У нас небольшой городок, сейчас меня практически все любители лыжных гонок и биатлона знают. Приходят покататься в свободное время, и если мы пересекаемся на трассе, вспоминают, на каких лыжах я начинал свой путь в спорт.


— Ваш папа — тренер по биатлону или лыжным гонкам?


— По биатлону. Но довольно долго я занимался исключительно лыжными гонками, где показывал хорошие результаты. Да и сейчас являюсь лидером даже среди взрослых в своём регионе. Но биатлон привлекал больше. Тут нужно не просто быстро бежать, но и стрелять точно, сохранять холодную голову, шевелить мозгами. Честно говоря, на биатлон мы с папой настраивались изначально, лыжные гонки были важным этапом развития и подготовки.


— Помните, когда впервые винтовку в руки взяли?


— Кажется, в подготовительной группе детского сада. У группы, с которой работал папа, были занятия в тире, которого сейчас уже у нас нет, к сожалению. Ребята стреляли по мишеням, а мне дали старую карабиновую винтовку, у которой затвор был как у знаменитой винтовки Мосина. Только это была «мелкашка», конечно — калибр 5,56, а не боевой 7,62. Мне показали, как прицеливаться, как стрелять, и я с упора стрелял по игрушкам, фигуркам каким-то с 50 метров. Ничего, даже попадал иногда. А запах пороха просто вошёл в сознание и не отпускает до сих пор. На каждую тренировку выхожу с новыми ощущениями, новыми эмоциями. До сих пор ни разу не было, чтобы мне что-то надоело в биатлоне.


— Никогда не было мысли, что можно заниматься чем-то другим?


— Почему, были такие мысли. О хоккее, футболе, волейболе. Сейчас футбол остался только в свободный от тренировок день, когда у нас игровая часть. Даже по ТВ не смотрю, за исключением финалов крупнейших турниров. В крови, наверное, сидело, что лыжи и биатлон — это моё. Сейчас это не смысл жизни, а сама жизнь.


— Когда вы стали выходить в лидеры в своём возрасте?


— Честно говоря, я себя лидером не считаю. Просто сейчас всё так сложилось. А первые успехи пришли в сезоне-2015/16 на Кубке Анны Богалий, когда ещё стрелял из пневматики. Для меня это был главный старт, к которому готовился особо. Я понимал, что если там покажу хороший результат, то это будет означать, что на российском уровне конкурентоспособен. Кстати, в мой последний год с пневматикой я по результатам пробился в юношескую сборную России, но меня не взяли, так как отбирались ребята 2000 и 2001 годов рождения, а я же 2002-го. Зато с тех пор стал тренироваться ещё усерднее.


— Когда отобрались на первенство мира и поехали в Обертиллиах, какие мысли были? «Медаль во что бы то ни стало» или «Нужно просто выкинуть всё из головы и просто пробежать, как могу»?


— Второе. Грустно это говорить, но на фоне выступления взрослой команды на Кубке мира и Кубке IBU нам нужно было просто не ударить в грязь лицом. Медалей никто не требовал, не давил. Со стороны тренерского штаба была только одна установка — ребята, ни о каких результатах не думайте, просто покажите, что можете. У меня получилось. Я начал турнир победой в индивидуальной гонке, а после награждения снял медаль, положил в коробочку, а коробочку в тумбочку. Победную статуэтку — под кровать. И всё, забыл напрочь. Нужно ведь дальше расти. Спустился с пьедестала и всё, я даже фотографироваться не люблю с медалями. Исключение — обязательные фотосессии, как в Обертиллиахе.


— Даже взрослым это крайне редко удаётся сделать. Вы работаете с психологом?


— Во-первых, я довольно стеснительный и самокритичный человек. Для меня неприемлемо ходить с медалью и кичиться этим. Зачем? Сегодня ты выиграл, а завтра проиграешь — и что тогда, опять ту медаль на грудь вешать? Во-вторых, я считаю, что если человек прибегает к помощи психолога, то он слабый. Ему нужна помощь постороннего, чтобы совладать со своими эмоциями. Я с психологами никогда не работал и работать не собираюсь. Ещё хотел бы добавить насчёт того, как удаётся забывать о том, что было вчера. Я как-то с детства был настроен на то, что всё, что происходит сейчас, только подготовка к гораздо более важным стартам. Дать волю эмоциям, вспомнить обо всём, что было, можно только в конце сезона, когда итоги начинаешь подводить, но никак не во время соревнований. Потому я и отвечаю на вопрос, почему так быстро снимаю медали и ухожу — для меня это не предел. Нужно идти дальше.


— Во взрослом чемпионате России примете участие? Ну, чтобы понять, каков предел на сегодняшний день?


— Нет. Я даже на юниорское первенство России не поехал. Слишком эмоциональным и энергозатратным получился прошедший сезон, который для меня уже закончен. Я улетаю с родителями на Камчатку, где проведу небольшой восстановительный сбор. Никогда раньше там не был, очень хочу получить новые эмоции. А какой смысл сейчас соревноваться с взрослыми? Это же форсирование подготовки получается, ведь там совершенно другие скорости. После результата в Обертиллахе многие будут думать, что я и на взрослом уровне способен зажигать, а я большего, чем уже показал, сейчас показать не смогу.


— Вы же только в прошлом году окончили школу? Сейчас продолжаете обучение?


— У меня за все годы обучения в школе не было ни одной тройки за четверть или полугодие, да и ЕГЭ сдал нормально. Поступил в Горно-Алтайский государственный университет, который находится буквально в трёх километрах от моего дома. Приезжаю в межсборье и закрываю все долги по учёбе. Первую сессию закрыл без помощи преподавателей, сейчас ко второй потихоньку готовлюсь.


— Удалось понаблюдать за решающими гонками в финале Кубка мира?


— Да, посмотрел гонки, поболел за Йоханнеса Бё, которому не первый год сопереживаю. Раньше он боролся с Мартеном Фуркадом, сейчас со Стурлой Легрейдом. Интересный парень, но я Йоханнесу симпатизирую больше. Наверное, просто как человеку.


— При этом Легрейд ни разу не отметился какими-то противоречивыми высказываниями в сторону России или конкретных спортсменов, а Йоханнес делает это регулярно.


— Да, Легрейд очень умён и хладнокровен, ничего лишнего в словах. Но всё равно Йоханнес как-то больше располагает к себе. Может, тем, что и у него, и у меня веснушек полно, стрельба в этом сезоне нестабильная и ход быстрый?


— А вообще вам нравится смотреть биатлонные трансляции?


— Редко. Я предпочитаю смотреть лыжные гонки, и не из-за результатов сборной России. В лыжных гонках можно многое подсмотреть в плане техники, если наблюдать за ведущими спортсменами. Помню, в 2017-м я кое-что перенял у Сергея Устюгова, когда он побеждал всех подряд. Даже отец отметил, что определённые вещи стали получаться. Что-то есть такое в финишных ускорениях Йоханнеса Клебо, дистанционных гонках Александра Большунова, частоте Федерико Пеллегрино, что мотивирует и вызывает колоссальный интерес.


— Вас удивило, как Клебо прибавил в дистанционных гонках и составил конкуренцию Большунову в марафоне?


— Нисколько. Я слежу за сборной Норвегии, за их тренировками, которые они выкладывают в соцсетях. Было сразу понятно по тренировкам, что Клебо в межсезонье много внимания уделяет именно дистанционным гонкам — стало больше силовых тренировок, больше нагрузка, немного другая работа. Хотя Йоханнес и вернулся в спринтерскую группу. Даже внешне он же сильно прибавил в мышечной массе. Меня опечалила развязка марафона в Оберстдорфе, потому что ни Большунов, ни Клебо не получили золотую медаль, которую заслуживали. Хотя, если бы всё было без нарушений, у Йоханнеса всё равно было больше шансов на победу, его финишный спурт сильнее.


— В прошлое межсезонье вы запустили собственный влог и смонтировали три выпуска. Это была разовая акция или стоит ждать продолжения?


— Прошлое межсезонье прошло, как и у всех, под знаком пандемии. Появилось свободное время, и мы с друзьями решили попробовать. Первый выпуск влога мы сделали вместе, а два других — исключительно мои мысли и желания. Но после второго выпуска, в котором я рассказал о различиях между Республикой Алтай и Алтайским краем, показал красоту природы нашего региона и… получил небольшую волну хейта. Людям не понравилось, что я сказал о том, что настоящий Алтай — именно Республика Алтай.


Я довольно ранимый человек, воспринял эту критику близко к сердцу и после трёх выпусков решил пока ничего не делать. Но сейчас есть задумки о следующих выпусках. Хочу поснимать природу на Камчатке, рассказать и показать красоты полуострова. Мне очень нравится расширять свою собственную географию, узнавать новое о своей собственной стране. Я не хочу снимать и показывать свои тренировки, это делают спортсмены гораздо более высокого уровня, у которых есть чему поучиться. А мне в комментариях пишут — словно на уроке географии оказался, где тренировки, где крутой музон. Ребята, каждому своё нравится. Конечно, снимать и монтировать влог можно только в межсезонье, а когда начинается сезон, времени совсем нет.


— Если вы ранимый человек, то соцсети во время соревнований исключены?


— Отчасти. Ленту пролистать я могу, но комментарии и сообщения не читаю совсем. У меня даже с родителями уговор — созвоны только в обговоренное время, остальное общение только в случае каких-то экстренных ситуаций. Но такого, к счастью, пока не было. Вот после соревнований я захожу на свою страничку, просматриваю все сообщения, стараюсь ответить каждому. Очень много пожеланий удачи, искренних слов поддержки — нельзя на такое не ответить.


— Вам было бы сложно расстаться с гаджетом, если в юниорской команде, например, тренеры введут соответствующие правила — сдаём телефоны после определённого времени?


— Я буду против, конечно. Если человек пробился уже на такой уровень, значит, умеет себя контролировать. Такое возможно в юношеской команде или региональной, но когда речь о юниорской и тем более взрослой сборной — это даже звучит странно. Почему я не могу в свободный час взять в руки гаджет и полистать какие-то новости, отвлечься от тренировок? Это же своего рода разгрузка.


— А вы в свободное время на сборах или соревнованиях предпочтёте сделать дополнительно холостой тренаж или поваляться с гаджетом?


— Пока второе. На данный момент тренер гораздо лучше видит моё состояние и то, над чем и как работать, чтобы делать что-то дополнительно без его ведома.


— У вас есть прозвище?


— Да я сам его себе придумал, получается. Меня уже все зовут Карбон. Ведь у меня ник @carbon_denya, вот по первой части и прозвище. Несколько лет назад я бегал на модели лыж Carbonlite, считал, что это безумно круто. А карбоновые палки вообще супер. В общем, для меня слово карбон был синонимом словам крутой, классный. Но я же не могу назвать себя крутым, правильно? А в никнейме — можно. Так и прилепилось. А denya — ну тут всё понятно. Мне не нравится, когда меня зовут Деном или Денчиком, это западное что-то. Лучше Деня, Денис, Дениска.


— Дмитрий Губерниев во время трансляций лыжных и биатлонных гонок называл вас Царь Ирод. Как к этому относитесь?


— Не лучший исторический персонаж, на самом деле. Прославился он нехорошими делами. Но звучит величественно, так что если Дмитрию так нравится — пусть называет как хочет, я не против. Главное, чтобы результат у меня хуже не становился, и люди обо мне плохо не говорили. Пусть мнение обо мне складывается из моих выступлений, а не из его слов.


— Вы суеверный человек? Бывает, что люди просят Дмитрия не говорить ничего во время стрельбы в репортажах.


— Ну я ещё не дорос до трансляций со своим участием на федеральном канале, чтобы так просить. Юношеские старты на таком уровне не показывают. А вообще я суеверный человек, верующий человек, к каждому старту подхожу по-своему. В Обертиллахе я каждый вечер гулял, наслаждался окружающей красотой. Это вообще мой обычный ритуал — гулять вечером. Да я вообще активный отдых предпочитаю, съездить или сходить куда-то, узнать что-то новое.


— Есть мысли о будущем, хотя бы ближайшем?


— Конечно. Но нужно в любой ситуации оставаться реалистом. Я прекрасно понимаю, что не попаду на Олимпийские игры в Пекин. Но задумываюсь об Играх-2026. И шаг за шагом буду к этой цели идти. Не нужно сразу пытаться решать глобальные задачи, нужно решать те, что встают перед тобой в конкретный момент времени. Только тогда можно развиваться.


Источник: biathlonrus.com.

Источник