» » » Майгуров: «Если кого-то не допустят до ЧМ-2021, мы сразу обратимся в CAS»

Майгуров: «Если кого-то не допустят до ЧМ-2021, мы сразу обратимся в CAS»

0 99 04-02-2021 02:30
Майгуров: «Если кого-то не допустят до ЧМ-2021, мы сразу обратимся в CAS»

Шеф-редактор спортивной редакции РИА Новости Денис Косинов взял интервью у главы Союза биатлонистов России (СБР) Виктора Майгурова, в котором президент в преддверии ЧМ-2021 ответил на множество актуальных вопросов. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на rsport.ria.ru.


— Почему СБР должен согласовывать состав сборной с WADA? Разве не сказано в решении CAS, что любой, у кого нет дисквалификации, может участвовать в чемпионате мира?
— Всё верно, именно так и сказано. Но нам поступил по этому поводу запрос из IBU, мы этот список им направили. В нашем праве оспорить этот запрос, но на это нужно время, и мы не стали это делать.
— Какая-то реакция есть?
— Пока нет, ждем. Они сказали, что переправили состав в WADA и теперь ждут ответа.
— А может это быть связано с тем обстоятельством, что СБР, в отличие от других российских спортивных федераций, не имеет сейчас полноценного статуса в международном союзе?
— Это никак не связано. Ни в конституции IBU, ни в каком-либо регламенте не сказано, что временный член IBU должен делать то или это. Да, в конституции IBU есть отдельный параграф о временном членстве, но о том, чтобы как-то ограничивать участие в соревнованиях, там точно и речи нет.
— Итак, вы не стали, что называется, лезть в бутылку сразу. Хотите расширенный состав — пожалуйста. Но предположим на секунду, что вам в ответ скажут вычеркнуть такого-то или такую-ту. Каковы будут действия СБР в этом случае?
— Естественно, мы запросим объяснения. В связи с чем требуется кого-то вычеркнуть? Но ведь IBU четко понимает, что мы все сейчас руководствуемся решением CAS. И IBU, как подписант кодекса WADA, вряд ли возьмет на себя решение о недопуске кого-то из российских спортсменов к чемпионату мира. Тем более, это решение будет принимать не IBU, а WADA. А WADA тоже не будет лезть в бутылку, не соблюдая решение CAS. Сегодня никому уже не нужны новые судебные споры. Есть четкое определение, что если у спортсмена нет действующей дисквалификации или другого ограничения, то он должен быть допущен к участию в чемпионате мира. В нашей команде таких спортсменов нет.
— Тогда зачем всё это нужно WADA или IBU, если все три стороны прекрасно понимают, что это чушь?
— Не знаю. Может быть, IBU хочет каким-то образом подстраховаться. Вы же видите, там есть комиссия Тейлора, есть BIU. Мне, конечно, не совсем понятно, для чего все эти структуры. Пока я не вижу их эффективности. Одни только домыслы и догадки и никакой конкретики. Но с другой стороны, не вижу ничего плохого в том, что мы направили в адрес IBU расширенный список состава сборной для участия в чемпионате мира.
— Что будет делать СБР, если вам скажут, что из расширенного списка кого-то следует вычеркнуть?
— Я не думаю, что в этом случае IBU скажет вычеркнуть кого-то просто так. Они должны будут это решение как-то аргументировать. Если мы посчитаем, что эти аргументы неубедительны, мы прямым ходом обратимся в CAS, даже не запрашивая у IBU комментарии.
— И как всё это согласуется с тем, что Валерий Польховский объявил состав сборной для участия в чемпионате мира?
— Нормально согласуется. Этот состав мы, в общем, определили давно. А в качестве расширенного списка отправили тех, кого назвал Польховский, и тех, кто выступал на этапах Кубка IBU. Ну а про то, что мы будем делать, если кого-то вычеркнут, я уже говорил.
— Что значат для вас выводы комиссии Тейлора в отношении Бессеберга и Рёш? Это хорошо для СБР? Плохо? Никак?
— Для СБР это ничего не значит. Пока полиция Австрии и Норвегии не закончат расследования, делать какие-либо выводы абсолютно неуместно и некорректно. Только эти органы обладают компетенцией в отношении запроса документов, проведения допросов и так далее. Но в апреле будет уже три года, как всё это длится. И пока дело не завершено.
— Тейлор и прочие члены комиссии задекларировали два важных вывода. О том, что взятки наличными Бессебергу и Рёш не доказаны, и о том, что сговор между ними и руководителя российского биатлона тоже не доказан. Торжество презумпции невиновности. Радует ли вас, что комиссия пришла именно к этим выводам?
— Это меня не радует, и объясню, почему. Я знаю Бессеберга и Рёш не один год, я работал с ними. И я могу сказать, что они не давали ни малейшего повода, чтобы решить какие-то наши вопросы за деньги. Я знаю их как искренних и порядочных людей, поэтому для меня неудивительно, что нет никаких доказательств, будто они брали взятки.
— Есть люди, которые задаются вопросом, не поторопились ли наши дать жару в Антерсельве? Поди, опять на пик формы не выйдут, и всё такое. Как вы относитесь к подобной аналитике?
— Ну, как можно их сдержать? (смеется) Беги сегодня потише, чтобы у тебя форма никуда не ушла, так? Наши спортсмены, слава богу, все живы-здоровы, идет целенаправленная подготовка. Я верю в тренеров, которые сегодня работают с командой, верю в спортсменов. Я побывал в Антхольце, увидел их позитивный командный настрой. Считаю, что сегодня ничто не препятствует тому, чтобы бороться за медали и выигрывать их.

Источник