» » » Гараничев: «Борьба внутри команды нужна всегда, даже на региональном уровне»

Гараничев: «Борьба внутри команды нужна всегда, даже на региональном уровне»

0 105 24-11-2020 09:30
Гараничев: «Борьба внутри команды нужна всегда, даже на региональном уровне»

Некоторые ответы Евгения Гараничева на интересные вопросы из интервью Елены Вайцеховской для RT. Полный текст с бронзовым призёром ОИ-2014 Гараничевым читайте в первоисточнике на rt.com.


— Каминский всё-таки абсолютно новый для биатлона человек. Ему вы тоже поверили сразу?


— Да. Внутренне себя на это настроил ещё в начале весны, когда нам сообщили, что работать предстоит с новым тренером. Дело в том, что у меня уже был опыт нахождения на одном сборе с Юрием Михайловичем, когда он ещё работал в лыжных гонках. Это было очень давно, я сам тогда на лыжах бегал — приезжал на тот сбор с Виталием Шиловым. С Каминским может быть сложно в том плане, что в технической части он человек очень развитый, предлагает очень много нового и обращает внимание на всё, даже на мелкие ошибки. То есть, начиная с ним работать в этом сезоне, я понимал, на что будет упор. Понимал, что мы, скорее всего, вернёмся к тем нагрузкам, которые в своё время отличали того же Николая Лопухова и Андрея Падина. Да и у Александра Касперовича мы тоже на больших объёмах постоянно сидели.


— Как показали осенние контрольные соревнования, подготовка вам удалась. Как вы сами относитесь к ноябрьским результатам?


— Не могу сказать, что преследовал цель во что бы то ни стало подвестись именно к этим отборам. Внутренне я был готов начать сезон как с Кубка мира, так и с Кубка России. Глобальная и основная для меня задача заключалась в том, чтобы полностью выполнить весь объём летней работы. Первым контрольным срезом в этом плане стал летний чемпионат России в Тюмени. Там у меня был достаточно тяжёлый ход, но не стоит забывать, что всё это происходило на фоне очень серьёзных нагрузок. Потом мы проделали хорошую работу в Алдане. Ну а на контрольных соревнованиях мне было важно понять, пришёл я в ту форму, которой у меня на протяжении двух лет не было даже на отборочных стартах, или нет.


— Ответ получили?


— Да. Ещё до контрольных тестов у меня было чувство, что я сильно прибавил в этот сезон. Главное ощущение — что могу терпеть и выкладываться на дистанции от начала и до конца. В том же масс-старте, например, очень тяжёлое скольжение было, но мне удалось хорошо продержать темп.


— После дисквалификации Евгения Устюгова и эстафетных команд Ванкувера и Сочи вы остались единственным олимпийским призёром из всего российского поколения биатлонистов. Нет страха, что история не закончена и в следующий раз может бомбануть по вашему результату тоже?


— Я очень чётко понял, что никто из нас ни от чего не застрахован. Иногда уже просто кажется, что этот беспредел перешёл все возможные границы. Когда некоторые иностранные спортсмены пишут, что благодаря WADA и другим проверяющим организациям они находятся под надёжной защитой, я могу их понять. Но когда ко мне за четыре месяца уже раз десять, если не больше, приезжали одни и те же офицеры WADA — и всё это инициирует IBU невольно начинаешь задумываться: чего они хотят, приезжая чуть ли не каждую неделю и понимая, что не могут ровным счётом ничего найти?


Найти какой-то притянутый за уши повод, как это было в случае с Яной Романовой, Ольгой Вилухиной и Ольгой Зайцевой, с тем же Устюговым... Может, им гемоглобин мой маленький не нравится, который постоянно недотягивает до среднего значения? Или какого-то чуда ждут, что я в забытьи что-нибудь запрещённое проглочу?


— Кто, на ваш взгляд, больше дал биатлону, Фуркад или Бьорндален?


— Думаю, Бьорндален. Потому что он был тем человеком, кто вывел биатлон на очень высокий статусный уровень. Когда я только начинал заниматься лыжными гонками, смотрел биатлон во многом из-за Уле-Эйнара. Мне представлялось, что Бьорндален — это именно та вершина, о которой все мечтают. Понятно, что не он один двигал наш вид спорта. Взять того же Томаша Сикору, Рафаэля Пуарэ, Рико Гросса, Михаэля Грайса — все эти люди бегали так, что было до последнего невозможно предсказать, как сложится финальный итог тех или иных соревнований. На их фоне что дал биатлону Фуркад? Ну да, ту же непримиримую борьбу, что и Бьорндален. Но ведь высказывания его тоже запомнятся. Подножки Александру Логинову, нападки на Антона Шипулина, какие-то некрасивые перепалки, формирующие отношение к России, хотя все эти претензии по большому счёту высосаны из пальца. Но, видимо, наша доля такая сейчас — делать свою работу и не обращать внимания на то, что происходит вокруг.


— Жалеете, что чемпион мира Александр Логинов тренируется в основном один, а не со сборной?


— Конечно. Такие спортсмены в команде — это большой плюс для всех. Но я не расстраиваюсь. Мы всегда в тесном контакте. В той же Тюмени получалось с Сашей покататься, пострелять, что-то поменять в самой атмосфере тренировок. Всё-таки у нас действительно индивидуальный вид спорта, человек сам выбирает, как готовиться. Бывают спортсмены, зарубежные в том числе, которые находятся в составе сборной команды, централизованно готовятся, но на тренировках стараются сделать всё возможное, чтобы никто не находился с ними рядом, когда они выполняют определённую работу.

Источник