» » » Свидетельские показания в CAS Зайцевой, Прохорова, Кущенко и Устюгова по делу Зайцевой

Свидетельские показания в CAS Зайцевой, Прохорова, Кущенко и Устюгова по делу Зайцевой

0 145 06-10-2020 16:30
Свидетельские показания в CAS Зайцевой, Прохорова, Кущенко и Устюгова по делу Зайцевой

Спортивный арбитражный суд (CAS) опубликовал мотивировочные части по делу о возможном нарушении антидопинговых правил российскими биатлонистками в Сочи-2014. Ранее CAS подтвердил решение Международного олимпийского комитета (МОК) в части, касающейся того, что допинг-проба Зайцевой была подменена, но при этом сократил срок дисквалификации россиянки. Вместо пожизненного отстранения от участия в Олимпиадах, Зайцева была дисквалифицирована на одни Олимпийские игры, следующие за ОИ-2014, то есть прошедшие в 2018 году в Пхенчхане. Результаты Зайцевой на Играх-2014, где она завоевала серебро в эстафете, аннулированы.


В CAS считают, что Зайцева, вероятно, знала, что ее допинг-пробы готовятся к подмене


Коллегия арбитров CAS, рассматривавшая дело Зайцевой, пришла к заключению о бесспорности выводов о том, что «замещающий» образец мочи может быть отнесен к истцу.
«Учитывая, что единственная правдоподобная цель замены мочи состоит в том, чтобы скрыть возможное присутствие в пробе запрещенных веществ, "замещающая" моча должна быть "чистой" или, другими словами, не содержать запрещенных веществ. В связи с этим представляется, что для полного достижения этой цели "замещающая" моча должна быть должным образом проанализирована и очищена для использования. Учитывая, что такой анализ требует определенного времени, коллегия считает, что он, скорее всего, был проведен до Игр в Сочи. Это, конечно, указывает на то, что передача этой "чистой" мочи должна была произойти до Игр в Сочи. Комиссия считает, что это заблаговременное предоставление "чистой" мочи спортсменкой не могло быть осуществлено без предварительного уведомления.

Коллегия уверена, что в данном случае повышенный уровень натрия, обнаруженный в одной из допинг-проб, представляет собой "надежное доказательство", подтверждающее вывод о том, что моча, представленная Зайцевой во время процедуры допинг-контроля 19 февраля 2014 года, вероятно, была намеренно заменена на "чистую" мочу, которую заявитель предоставил перед Играми в Сочи; что биатлонистка, вероятно, была полностью осведомлена о том, что образцы мочи, которые ей в конечном итоге придется сдавать во время официальных процедур допинг-контроля на Играх в Сочи, будут заменены этой "чистой" мочой», — говорится в тексте мотивировочной части.




Зайцева объяснила относительно повышенные показатели уровня соли в допинг-пробах


«Более низкие показатели она объяснила тем, что употребляла в те дни много воды. А высокие показатели соли, вероятно, связаны с рационом: в Сочи-2014 она ела икру и красную рыбу, а иногда — даже соль ложками», — говорится в документе.



Предъявляемые МОК доказательства, не соответствуют всемирному антидопинговому кодексу WADA


«Позиция МОК по делу Зайцевой носит вероятностный характер. Причем доказательства, связанные с тем, что Зайцева, вероятно, знала, что ее допинг-пробы готовятся к подмене на ОИ-2014 и предоставляла заранее "чистую" мочу, предъявляемые МОК, не соответствуют всемирному антидопинговому кодексу WADA, в частности, международным стандартам тестирования. Они не могут служить официальным и достоверным доказательством по делу. Это недопустимые доказательства, в том числе и с юридической точки зрения. Реальных доказательств, что Зайцева якобы заблаговременно готовила и предоставляла "замещающую мочу" нет и в данном случае быть не может.
В любом случае со стороны Зайцевой нарушений антидопинговых правил на наш взгляд не усматривается, она сдавала пробы в процессе официальной процедуры допинг-контроля 19 февраля 2014 года на Играх в Сочи строго в соответствии с правилами под контролем допинг-офицера, есть надлежащий протокол. В моче Зайцевой запрещенных субстанций не обнаружено. К тому же наличие якобы повышенной концентрации натрия в пробе спортсменки исследовалось и выявлялось без присутствия наших представителей, то есть с нарушением международных юридических процедур, и неизвестно, откуда и на каком этапе появилась эта якобы повышенная концентрация соли в пробирках и если так, то кто и когда их якобы фальсифицировал, подменял.
Кстати, в отличие от (Ольги) Вилухиной и (Яны) Романовой, оправданных по тому же делу CAS, Зайцева до этого обвинения была членом комиссии спортсменов Олимпийского комитета России. И это может быть предпосылкой более предвзятого политизированного отношения к Зайцевой со стороны МОК и CAS.

Также нельзя забывать, что использование по данному делу МОК документов с поддельными подписями бывшего руководителя московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова вынудило российских биатлонисток обратиться с уголовными жалобами в швейцарскую прокуратуру с требованием провести проверку и, возможно, возбудить уголовное дело. Шансы у Зайцевой в Федеральном суде Швейцарии есть, но по статистике лишь порядка 7% дел CAS, обжалуемых в Швейцарском трибунале, отменяются. Рассматриваются они не по существу, а по форме на предмет нарушения Международным спортивным арбитражем процессуальных правил и публичного порядка. Вместе с тем, на случай решения в швейцарском трибунале не в пользу Зайцевой, у нее есть возможность подать жалобу теперь уже Швейцарии в ЕСПЧ и добиваться правды на основании Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод», — пояснил председатель комиссии по спортивному праву Ассоциации юристов России Сергей Алексеев.


Свидетельские показания в CAS Михаила Прохорова в деле Ольгой Зайцевой


«Михаил Дмитриевич Прохоров, бывший президент СБР, категорически опровергает заявления о том, что он заплатил миллионы за молчание в деле о предполагаемом допинге Ирины Старых, о чем говорилось в показаниях доктора Родченкова от 2 ноября 2017 года и 15 января 2018 года.


Он также заявляет, что он открыто критиковал существующую в России систему спортивного менеджмента, назначал иностранных тренеров и сопротивлялся давлению со стороны бывшего министра спорта Виталия Мутко. Он утверждает, что до публикации первого доклада Макларена он никогда не слышал имен Ирина Родионова или Станислав Димитриев, и никогда не видел этих людей. Наконец, он заявляет, что убежден в невиновности заявителя (Зайцевой) и в том, что она не была вовлечена в так называемую «государственную допинговую систему», — говорится в мотивировочной части по делу Зайцевой.




Свидетельские показания в CAS Сергея Кущенко в деле Ольгой Зайцевой


«Кущенко (бывший исполнительный директор СБР) заявляет, что до публикации первого доклада Макларена он ничего не знал ни о предполагаемом существовании так называемой «государственной допинговой программы», ни о допинговом коктейле «Дюшес», который якобы изобрел доктор Родченков. Он категорически утверждает, что никогда не встречался с доктором Родченковым в его машине, не говоря уже о приобретении запрещенных препаратов для российских биатлонистов. Он также отрицает, что его водитель Олег Бесклинский когда-либо давал доктору Родченкову какие-либо деньги.


Более того, он заявляет, что хотя он мог видеть Родионову и Родченкова на различных заседаниях экспертного совета при Министерстве спорта России или исполкома Олимпийского комитета России (ОКР), он никогда не общался с ними и никогда не обсуждал вопросы, касающиеся СБР. Он утверждает, что никогда не поддерживал связь с Родченковым и поэтому никогда ему ничего не присылал, не говоря уже о лабораторных документах Екатерины Юрьевой и Ирины Старых, которые тайно приняли решение принять запрещенные препараты, были пойманы и справедливо наказаны», — говорится в мотивировочной части по делу Зайцевой.




Показания Евгения Устюгова на слушаниях в Спортивном арбитражном суде по делу Ольги Зайцевой


«Евгений Устюгов заявил, что он никогда не сдавал никаких анализов мочи вне стандартных процедур допинг-контроля, за исключением незначительного объема мочи, взятого в ходе регулярных медицинских осмотров, проводимых два раза в год.

Он также заявил, что 5 ноября 2012 года, когда, согласно утверждениям IBU, он якобы предоставил «чистую» мочу, он прибыл из Красноярска в Москву в аэропорт Домодедово в 7:45 вместе со женой и дочерью и сразу после завершения необходимых процедур перед вылетом отправился на тренировочный сбор в Австрию рейсом Москва-Вена. Он вылетел из аэропорта в 10:45, что будет подтверждено соответствующими авиабилетами. Устюгов утверждает, что, за исключением пары часов, которые он провел в самолетах и аэропорту, в тот день он был в Австрии и не мог сдать «чистую» мочу.

Кроме того, он заявляет, что с практической точки зрения невозможно предоставить образец мочи объемом 7 мл», — говорится в мотивировочной части Спортивного арбитражного суда по делу Зайцевой.



По материалам rsport.ria.ru и sports.ru.

Источник