» » » Шашилов о молодых спортсменках: «Будем их точечно приглашать на КМ. Будем их и накатывать, и спрашивать»

Шашилов о молодых спортсменках: «Будем их точечно приглашать на КМ. Будем их и накатывать, и спрашивать»

0 42 05-08-2020 14:30
Шашилов о молодых спортсменках: «Будем их точечно приглашать на КМ. Будем их и накатывать, и спрашивать»

Большое интервью Вячеслава Самбура с новым старшим тренером женской сборной России по биатлону Михаилом Шашиловым. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на sports.ru.


— Впервые собрав команду летом, удивились состоянию спортсменок?
— Кое-какой разброс по форме был, но никто не приехал в отпускном состоянии — никакого лишнего веса, ничего подобного. Никто не прохлаждался, думая, что зима нескоро. На самом деле зима уже завтра. Тем более в этом сезоне получилось так, что половина состава — девочки Свердловской области; они все время оставались на связи и под контролем. Плюс Сливко и Васнецова — я представлял, чем они занимаются. А их тренеры знают, в каком ключе работаю я. Теперь надо очень много трудиться с точки зрения объема и физподготовки. На самом деле это не так просто, как кажется, но надо перестраиваться. Моя основная задача — привести команду к тому, чтобы все могли выдержать сезон без срывов, болезней, на одном уровне. Это цель номер один — научить тренироваться много. Да, это не конкретная медальная задача — звучит не очень ярко; но если будет хорошая база — результаты появятся, это само собой. В стране есть способные люди, и не на один раз.


— Если разброс по форме все же был, насколько сложно приводили группу к общему знаменателю?
— В этом не было необходимости — невозможно заставить всех поднимать одну и ту же штангу. У каждого свои рекорды: условно Сливко отжимается с блином 10 кг, Миронова — 20 кг. Это не значит, что Сливко немедленно должна поднять 20, чтобы сравняться, — но она должна стремиться к какому-то своему рекорду. Второй вопрос: спортсменки должны понимать, что такое Кубок мира. Это подразумевает в том числе понимание тренировочного процесса: где ты находишься и для чего. Я практикую беседы один на один, в личном контакте стараюсь донести принципы работы, чтобы человек раскрывался в ответ. Команда должна понимать, что такое хорошая кропотливая работа. А за плохую работу у нас обычно не платят.


— В последние месяцы общались с Виталием Норицыным, который тренировал девушек два года?
— Конечно. После моего назначения я собрал в Перми Коновалова (тренер резервной команды — Прим. ред.) и Норицына, поделился мнением, наблюдениями, данными обследований. Пообщались плотно, часов пять — у меня нет никаких проблем с Норицыным, камней за пазухой не держу.


— Вас не напрягает, что некоторые девушки весной (Куклина, ваша воспитанница Миронова) выступали за него и продолжали готовиться по его планам?
— Выбор всегда должен оставаться, спортсменов нельзя в этом ограничивать. Я и сам люблю работать один. У спортсменов сборной задача — показывать результат. Если у спортсмена и тренера налажен диалог, то, наверное, это способствует результату.


— По сравнению с объемами, которые предлагали Норицын/Хованцев, нагрузки вырастут?
— Объем уже добавился, силовой работы тоже стало больше. Как сравнить точнее? Наверное, это больше вопрос к спортсменкам. На втором сборе станет потяжелее, потому что предстоит все то же самое, но в горах. Пока что никто не возражал. Да и в любом случае диктат бесполезен: тренер может только поправить, направить, чуть-чуть убедить. Но сломать, заставить, если спортсмен не хочет и не согласен, никакой тренер не в силах. Либо спортсмен соглашается и принимает, либо нет.


— Многие тренеры сравнивают вас по подходу с Пихлером: большие нагрузки, жесткая дисциплина. Сотни километров на велосипеде — это ваш подход?
— Надо смотреть на спортсмена: один может сегодня проехать 100 км, другой нет. Но какие-то рекорды надо ставить каждый день. Помните, как у барона Мюнхгаузена: с утра — подвиг, вынь да положь. Сравнение с Пихлером для меня комплимент, спасибо. Он принес много нового, пускай некоторые спортсменки на него обижались. Мы с ним часто общались, и я многое почерпнул. Дело не столько в упражнениях — сами средства (речь о роллерах, велосипеде, кроссах — Прим. ред.) в этом смысле на втором плане: я использую то же самое, что и весь мир, в том числе лыжники. В нашем случае важнее стратегия: Пихлер нагружал команду с пониманием, что надо биться на Кубке мира от начала до конца сезона, а не довольствоваться просто нахождением в сборной. Кайф не в этом, а в том, чтобы подняться на пьедестал. А чтобы подняться, нужно сделать много жесткой работы — в этом Пихлер впереди всей планеты. Для меня, как и для него, нормально, когда тренировка длится 3-4 часа. А силовая — 1,5-2 часа. Спортсмены должны работать много; сталевары и хирурги работают по 8 часов, а то и дольше. И у них все то же самое: нервы, жара, пот, кровь — никто не капризничает.


— Нынешнее поколение готово нормально воспринять этот подход?
— Если не готово, то нам не по пути. Но вообще, думаю, девочки все прекрасно понимают. Логика простая. Мы должны идти стратегически: ориентироваться на Олимпиаду-2022 и будущее в целом. Чтобы выглядеть хорошо на Олимпиаде и в перспективе, мы обязаны заложить огромнейшую базу в ближайший год. Чтобы ее заложить, нужно исключить в этом сезоне любые подводки и форсажи — иначе выступать хорошо в олимпийский сезон будет нереально. То есть задача — заложить базу, хотя бы ключевым людям. Тогда через год они будут понимать, что им надо усовершенствовать, чтобы выйти на Олимпиаду в форме — неважно, с Шашиловым или уже без. На этом трамплине они смогут развиваться уже точечно. Вот мой план — не знаю, совпадет ли он с видением руководства.


— Года для этой базы хватит?
— Надо попробовать. Я знаю этих девочек давно, с тех пор, когда они были еще детьми. Кто-то где-то шел по ощущениям, заблуждался, не понимал. Думаю, сейчас понимание у всех есть.


— Говорят, вы всегда за тренировки в Сочи, хотя, например, те же Норицын и тренер мужчин Каминский не любят это место.
— Это наши горы, мы должны все вопросы решать у себя дома. Дело не только в наших тренировках, но и в помощи — надо помочь «Лауре». Пусть не материально — мы не «Газпром», но мы должны своим участием развивать эту базу и регион как место для сборов. Гор для биатлона в России мало: только Сочи и Семинский перевал. Если мы не будем ездить в Сочи, здесь все отомрет. Отелям Сочи проще и выгоднее принимать туристов за большие деньги, чем спортсменов по специальным тарифам. Но за нами идут юноши, юниоры и следующие поколения. Если мы не будем развивать это место, что достанется им?


— Это хороший подход, но многие тренеры считают, что летом в Сочи тяжело и опасно тренироваться: жара, влажность, непонятный эффект, непредсказуемая акклиматизация.
— Когда я работал в регионе, мы заезжали туда в июне и в конце августа — в это время жара в горах спадает, можно благоприятно тренироваться. Да, высота непростая, но ее можно понять. Я не думаю, что надо бояться гор, тем более наших — они помогут нам. Для работы лучше места нет. К тому же рядом есть Хмелевские озера — место больше для зимних тренировок, но сейчас мы попробуем начать сбор там. Я однозначно за горную подготовку, она должна быть. В идеале — четыре сбора до чемпионата мира: июнь, август, последний сбор перед ЧМ, плюс старты на этапах зачастую на высоте — это как сбор. Сколько именно находиться в горах, зависит от высоты: где-то достаточно 14 дней, где-то 18. В Сочи нужен полноценный сбор на 24 дня, но это секрет. Когда я тренировался, сильно любил Чимбулак (Казахстан). Но там 2000 метров — повыше, чем в Сочи, уникальнейшее место. И тоже было нашим — раньше страна была большая и дружная. Мы там ставили установки и тренировались.


— Юрлова, Куклина, Резцова, Павлова тренируются отдельно от сборной — это не напрягает?
— У Юрловой своя ситуация. Мы на берегу договаривались и с Виктором Юрловым, и с Катей. Ее можно понять: она осталась в Питере с ребенком, а муж в Австрии, не видел ребенка с марта из-за всей этой ситуации с ограничениями. Катя просто должна быть рядом с ребенком — человеческий фактор прежде всего. Другой вопрос — как развиваться дальше? Если бы все было нормально — уверен, Катя присоединилась бы к команде уже в Сочи. То же самое и с Куклиной: они работают с мужем, с ребенком, вопросов нет. На следующем сборе в сентябре Лариса будет с командой.


— То, что Куклина по-прежнему тренируются по планам Норицына, вас устраивает?
— Она имеет право, я не против. Есть его величество результат. Куклина официально на самоподготовке, она писала заявление. Как и Павлова с Резцовой. С нашей стороны все под контролем, они проходят углубленное обследование, этапный контроль. А дальше будет видно.


— Вы давали понять, что Миронова в прошлом сезоне выступала бы лучше, если бы больше работала. Готовы повторить?
— Конечно, готов. Сейчас она выполняет достаточный объем — где-то больше команды, где-то быстрее. В прошлом году, думаю, она чего-то недобрала. Почему? Возможно, было мнение, что человека надо сберечь. Как раньше говорили: жалеет — значит, любит. Но это одна сторона медали. Другая: кто любит, тот может подойти и жестче, чтобы спортсмен раскрылся. Тем более все шансы для этого есть.

— Сергей Коновалов еще два года назад говорил, что Мироновой надо как можно больше работать с винтовкой.
— В этом есть здравый смысл. На данный момент она работает достаточно. Где-то, может, мне хотелось бы больше, но пока не получается. В Сочи мы уделим больше времени оружию, компенсируем все то, что недобрали в Ижевске. Там выпали четыре-пять дней из-за жары, вставали на тренировку в 6 утра — поэтому часть стрелковой работы скомкали. Но все компенсируем в Сочи.


— Существует стереотип, что ваши основные воспитанницы — Миронова, Казакевич, Шевченко — быстро бегут, но не стреляют. Это следствие вашей подготовки?
— Скорее, фактор психологии. Та же Казакевич проходила чисто гонки на 20 выстрелов, выигрывала летнее первенство страны. Нельзя ставить клеймо, что она не может стрелять. Кое-что зависит и от СМИ. Дима Губерниев как-то сказал: научите Миронову стрелять. Света много медалей покосила в детстве с хорошей стрельбой для того возраста, но с тех пор процент у нее не вырос. Об этом надо задуматься прежде всего ей: что нужно делать, чтобы развиваться. Мы, тренеры, можем только помочь.


— Вы вмешиваетесь в работу резерва?
— У нас планируются срезы и контрольные тесты, где мы оценим их уровень готовности. Август они тоже проведут в Сочи, поработаем совместно, но каждый состав по своей программе. Я ничего не диктую Сергею Коновалову. Он бронзовый призер ЧМ в личной гонке — ему достаточно посмотреть свой дневник, как он этого достиг. Думаю, Сергей это понял — мы очень хорошо поговорили в мае. Ему пора начинать самостоятельную жизнь как тренеру.


— Какие у вас идеи по молодым спортсменкам — выкатывать на Кубке IBU или почаще приглашать на Кубок мира?
— Точечно приглашать на Кубок мира — чтобы понюхали порох. У нас есть Шевченко, Гореева, Халиуллина, еще неплохие девчонки. Я за то, чтобы они соревновались за рубежом. Они не должны бояться соревнований и трибун, а должны в этом жить и этим дышать. Будем и накатывать, и спрашивать.

Источник