» » » Каминский: «В биатлоне дела немного похуже обстоят с восстановительными мероприятиями, чем в лыжах»

Каминский: «В биатлоне дела немного похуже обстоят с восстановительными мероприятиями, чем в лыжах»

0 71 24-07-2020 19:30
Каминский: «В биатлоне дела немного похуже обстоят с восстановительными мероприятиями, чем в лыжах»

Корреспондент «Лыжного спорта» Елена Копылова посетила Рыбинск и пообщалась с новым старшим тренером мужской сборной России по биатлону Юрием Каминским. Полный текст интервью с наставником российских биатлонистов читайте в первоисточнике на skisport.ru.


— Дёмино вам давно знакомо, раньше доводилось здесь сборы проводить?

— Летом только в 2010 году. Примерно в это же время, в начале июля мы были здесь. А так — больше зимой.
— Вы говорили, что у команды есть проблемы с питанием, удалось их решить?

— Это рабочий момент, связанный не с базой в Рыбинске, а с тем, что уже лет пять нормативы ЦСП Минспорта на питание во время сборов остаются неизменными. Сметы как были утверждены, такими и остались. А цены за это время, мягко говоря, подросли.


Мне даже неудобно перед сотрудниками, что так получилось, из моих слов раздули что-то невероятное, особенно в местной прессе. Намекают, что на базе чуть ли не воруют, на самом деле ничего и близко такого нет. И в ресторане, и в гостинице нам идут навстречу во всех вопросах, но в убыток себе они, естественно, не могут работать.

Ищем варианты, решаем вопрос в рабочем порядке.


Сейчас мы добавили по 300 рублей на спортсмена в сутки за счёт СБР. Прислали нам, так сказать, "материальную помощь".


Разумеется, спортсмен голодным не должен быть и наша задача обеспечить всё необходимое для полноценных тренировок. Но времена сейчас непростые, мы всё понимаем и спокойно к этому относимся. Ещё раз подчеркну: рабочий момент.

Я сознательно упомянул об этом в интервью, потому что нормативы пора пересмотреть, и я хотел, чтобы эта информация прозвучала. Но не ожидал такого ажиотажа вокруг этого вопроса. База-то в Рыбинске хорошая.


— Здесь у вас 15 человек, ознакомились уже с их тренировками в предыдущие годы?

— Да, посмотрел, что ребята делали. Хотел поговорить ещё с Анатолием Николаевичем Хованцевым, но не получилось пока у меня ему дозвониться. Много общался с тренерами, кто остался работать с прошлого сезона: с Истоминым, Белозеровым. Они мне на качественном уровне всё рассказали о той методике, по которой работали. Ну и объемы я конечно посмотрел.


— Правда ли, что нагрузки у Хованцева меньше, чем обычно предлагают тренеры спортсменам на уровне сборной?

— Да, нагрузки вырастут у всех спортсменов. В прошлом сезоне нагрузки были значительно меньше.


— Сейчас июль, а вы проводите только первый сбор. Насколько тренировки отличаются от стандартной работы в этот период? Есть отставание или всё в графике?


— Я бы сказал, мы упустили майский этап, когда идёт работа на координационно-технические качества. Работу, связанную с анатомической адаптацией, со втягивающим периодом, мы прошли достаточно неплохо в формате самостоятельной работы, то с подбором и освоением технических упражнений, с индивидуальной работой, которую я сейчас предлагаю, было плоховато. Приходится сейчас делать то, что по хорошему надо бы делать в мае-июне. А в целом по периодизации мы отстаем где-то на две недели.


— Практически все лидеры на первом сборе отсутствуют. Нет Александра Логинова, Матвея Елисеева, Евгения Гараничева и молодого Карима Халили. Но вы наверное общались с ними и с их личными тренерами? Кто-то из спортсменов присоединится к команде на следующих сборах или останутся на самоподготовке? Как у них вообще подготовка проходит?


— С Каримом никаких проблем нет, мы согласовали тренировочный план, он регулярно присылает нагрузку, созваниваемся мы и с Егором Сориным. Всю необходимую работу они выполняют, есть только сложности со стрелковой работой, но мы их решаем, я тоже подключился к этому. Про остальных не готов сейчас сказать. Разумеется, мы общались и общаемся со всеми. Но будут ли они работать дальше с командой или самостоятельно, и как это будет организовано, по каким планам, я не хочу сейчас говорить.


— А как вы вообще относитесь к самоподготовке? Разные группы — это хорошо, или вы сторонник централизованной подготовки?


— Я сторонник прежде всего, осознанности в тренировочном процессе. Важно, чтобы спортсмен понимал, что и зачем он делает, какова его цель, что он развивает, по какой методике он работает. Тогда можно рассчитывать на хорошие результаты. Логинов и Елисеев в любом случае проходят в команду на этапы Кубка мира без отбора, независимо от того, с кем и где они тренируются.
— А будет ли вообще сезон?
— Не знаю, надеюсь. Я вообще отношусь к тем тренерам, кто узнает новости последним, из интернета. И не переживаю об этом.


— На стрельбище вы говорили, что Шипулин — прирожденный спринтер, чуть ли не более талантливый, чем Крюков. Серьёзно?


— Однозначно Шипулин обладает спринтерским талантом. Даже я два раза видел их с Никитой на лыжной стометровке, и Крюков не выиграл в одну калитку у Антона. В Алдане, помню, на эти соревнования больше зрителей пришло, чем на обычные лыжные старты. Никита победил 2:1 и то с большим трудом, у Шипулина сбой какой-то на финише произошёл. Они соревновались до двух побед. Хоть это и шоу, но бороться на равных с Крюковым — дорогого стоит. Быстрота у Антона явно в хорошем состоянии.
Что такое вообще спортсмен лыжник или биатлонист? Естественно, это спортсмен, обладающий развитой сердечно-сосудистой системой, большим спортивным сердцем, высокой мышечной силой, а если говорить конкретно в спринте, то там должны быть и хорошие взрывные качества. Импульс силы выше, чем у дистанционщиков. Кстати, у биатлонистов тоже импульс силы выше, чем у лыжников дистанционщиков.

— За счет особенностей тренировочной работы?

— Не могу ответить точно, но думаю, что да. Поскольку это системно у всех, вероятно, дело в методике, в каких-то особенностях их тренировок. Возможно, даже можно что-то использовать лыжникам, потому что в современных лыжах сильный финиш очень важен. Того же Большунова сейчас спасают длинные финиши, когда он за километр-полтора начинает прибавлять, но на коротком финише у норвежцев многие могут составить ему конкуренцию. Вот для сравнения импульс силы Большунова — около 9, а у Стрельцова — 10, у кого-то из биатлонистов в нашей команде и 11.


— Насколько я знаю, перед Сочи было много исследований, экспериментов в лыжах и биатлоне, что-то осталось от той работы полезное, что можно использовать тренерам сейчас?


— Специалисты ЦСП Андрей Крючков и Евгений Мякинченко подготовили статью об опыте использования силовой подготовки в спринтерской команде. Материалы использовали 2012-2014 года.
— Андрей Крючков хороший тренер, как вы считаете? Вокруг его работы с Шипулиным много копий было сломано.

— Крючков — последний аспирант Льва Павловича Матвеева — корифея нашей спортивной науки. В начале двухтысячных, незадолго до смерти, он уже не брал новых аспирантов, а Крючкова сам пригласил к себе на кафедру. И потом Крючков на этой кафедре преподавал в институте физкультуры. Я думаю, это о многом говорит. С 2011 года по 2014 Андрей Крючков как аналитик провел с нашей спринтерской командой почти все сборы. Хорошо изучил нашу методику, потом её тоже использовал в работе, в том числе и с Шипулиным.
Я считаю его хорошим тренером. Что касается работы с Шипулиным, он же не сам напросился, наоборот, это Антон просил, чтобы именно Крючков тренировал его. Значит, был уже у него в глазах спортсменов авторитет. Лично мне очень нравится, как Крючков относится к работе, он один из самых ответственных и увлеченных тренеров. Дай бог, чтобы каждый так работал и столько сил и времени вкладывал в своё дело.
— Не планируете привлекать специалистов из лыжных гонок для работы с биатлонистами?

— Мы сейчас укомплектованы очень хорошим тренерским составом. Мне нравится работать с этой командой, которая сейчас есть. Возможно, каких-то узких специалистов, типа специалиста по питанию, диагностике, физиотерапии, но пока не знаю, какие будут для этого возможности. Я всегда старался что-то новое изучать, использовать, перед сочинской олимпиадой у нас были хорошие возможности в этом плане. Здесь сразу скажу, в биатлоне ситуация немного похуже дела обстоят с восстановительными мероприятиями, чем в лыжной команде.


— С новым президентом СБР общались уже?

— Созванивались несколько раз. Мы общались и до его избрания, встречались в ЦСП, когда меня только назначили старшим тренером. Точки соприкосновения нашли и продолжаем сотрудничать. Надеюсь это будет продуктивно.

— Этот сбор заканчивается, куда команда поедет дальше?

Следующий сбор мы проведем здесь же, в Дёмино. Планируем 28 июля заехать и с 29 начать тренировки. Потом должен быть горный сбор. Есть, конечно проблемы. Я бы хотел провести этот сбор в Болгарском Бельмекене, но это от нас не зависит. Если границы останутся закрытыми, то мы разделимся: одна группа поедет в Сочи, другая — на Семинский перевал.


Болгария, на мой взгляд, предпочтительнее выглядит для сентябрьского сбора, чем обе эти российские базы. Но если за границу поехать не получится, попробуем Семинский перевал с прицелом на подготовку к Играм в Пекине. Эта база удачно расположена по часовому поясу.

Источник