» » » Глава ОКР: «Штраф СБР в IBU реструктуризируется по срокам выплаты и не является чем-то неподъемным»

Глава ОКР: «Штраф СБР в IBU реструктуризируется по срокам выплаты и не является чем-то неподъемным»

0 75 19-07-2020 17:30
Глава ОКР: «Штраф СБР в IBU реструктуризируется по срокам выплаты и не является чем-то неподъемным»

Глава Олимпийского комитета России (ОКР) Станислав Поздняков прокомментировал изменения в руководстве Союза биатлонистов России, высказал мнение, что штраф Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) во Всемирной легкоатлетической ассоциации требует реструктуризации по примеру штрафа СБР в IBU, ответил на вопросы, связанные со сменой спортивного гражданства российскими спортсменами, а также пояснил ситуацию по аудиту РУСАДА.


— В российском биатлоне произошла смена руководства. Вы поблагодарили Владимира Драчева, цитата, "за большую проделанную работу в трудный и неоднозначный для российского биатлона период времени". Но ведь в результате этой работы у СБР накопилось очень много проблем. Так за что же благодарить Драчева?


— Да, я действительно поблагодарил Владимира Драчева за работу. В первую очередь я имел в виду работу, связанную с позиционированием СБР внутри IBU. Я очень много общаюсь с президентом IBU Далином, он удовлетворен реализацией той дорожной карты, которая была согласована всеми сторонами по восстановлению полноценного членства СБР. Кстати, первое заседание рабочей группы произошло здесь, в ОКР. Мы вместе с РУСАДА, СБР и IBU вырабатывали основы для дорожной карты. Так вот, 10 из 12 критериев выполнены, за эту работу я и поблагодарил Владимира Драчева, потому что есть серьезный прогресс. Осталось две позиции для восстановления — статус РУСАДА, здесь мы ждем решения CAS, и штраф, который, как я уже сказал, реструктуризируется по срокам выплаты и не является чем-то неподъемным, что может разрушить саму организацию, как получилось с ВФЛА.


— С Виктором Майгуровым вы уже встречались? Какое впечатление от его первых решений на посту главы СБР?


— Да, он практически сразу после избрания приходил ко мне, мы провели очень подробную беседу о перспективах в том числе в плане международной деятельности СБР. обсуждали и подготовку к Пекину-2022, в рамках которой я предложил главе СБР быть более активным в реализации нашей программы "Пекин-2022". У ОКР есть определенные предложения, каким образом мы можем помочь федерациям. С СБР сейчас мы уже вышли на операционный уровень и готовим следующие шаги в практической плоскости.


Мне было интересно услышать позицию нового руководителя СБР по поводу регионального развития, потому что это основа основ, особенно в таком виде спорта, как биатлон. Специфика вида спорта позволяет развивать его в наших более холодных северных территориях, и, конечно, здесь я поддержал все усилия главы СБР по коммуникации между нашими представительствами, олимпийскими советами, которые занимаются развитием биатлона на территории России.


— Вы по-прежнему считаете, что неправильно со стороны ВФЛА платить штраф в 10 млн долларов за участие российских легкоатлетов в ОИ? Не станет ли это преградой выступлению в Токио?


— Я по-прежнему не даю оценку тому, стоит или не стоит платить 10 миллионов, для этого есть взаимоотношения между World Athletics и ВФЛА. Но я считаю, что те условия, которые выдвигает World Athletics, далеки от справедливости.


Что касается выступления спортсменов, безусловно, мы ведем по этому направлению работу. В самой Конституции World Athletics существует статья, в соответствии с которой World Athletics берет на себя обязанность защищать права чистых спортсменов, позволяя им участвовать в соревнованиях. Подобная статья есть и во Всемирном антидопинговом кодексе — обеспечить возможность спортсменам соревноваться в условиях, свободных от допинга.


И логика в этой связи предельно простая: либо на спортсменов должны быть наложены санкции, если есть доказательства их причастности к каким-то допинговым историям, и в соответствии с этими санкциями должны последовать дисквалификации, либо наши спортсмены не являются фигурантами дел о возможных нарушениях антидопинговых правил. И тогда, с точки зрения конституции World Athletics и всемирного антидопингового кодекса, они должны участвовать в международных соревнованиях. Пусть не в статусе представителей ВФЛА, а как нейтральные спортсмены. Но выходить на старт и соревноваться без ограничений, наравне со всеми. С нашей точки зрения совет World Athletics должен внимательно посмотреть и свои документы, свой устав, и документы WADA.


Надеюсь, что совет World Athletics примет взвешенное решение, которое даст возможность чистым спортсменам пользоваться своим законным правом на профессию — соревноваться. Запрет на выступления для спортсменов, не затронутых допинговой историей, можно будет трактовать как нарушение со стороны WA антидопингового кодекса с последствиями в виде статуса несоответствия самого World Athletics антидопинговому кодексу, подписантом которого эта организация является. Мы будем внимательно изучать данный вопрос и надеемся, что наши коллеги из World Athletics не переступят нормы международного права. Это касается международных соревнований.


Теперь по поводу Олимпийских игр. В Олимпийской хартии четко прописано, что это соревнования между спортсменами, команды которых определяют национальные олимпийские комитеты соответствующих стран. На сегодняшний момент ряд наших спортсменов уже прошли квалификацию для участия в Играх в Токио. Таким образом нет никаких препятствий для того, чтобы ОКР заявил данных спортсменов, которые, подчеркну, официально выполнили нормативы. Ведущие спортсмены в этом списке есть. Всего у нас нормативы сдали 22 легкоатлета. И для них препятствий для участия в Токио-2020 от России я не вижу.


— Есть ли перспективы у российской легкой атлетики каким-либо образом выйти из нынешнего страшного кризиса? Что для этого нужно сделать?


— Самое важное для разрешения любого кризиса — это поиск компромиссов в ходе диалога двух сторон. Я понимаю, что не все однозначно было и в действиях господина Юрченко в последнее время, но нужно отметить, что период его управления ВФЛА пришелся на коронавирусную эпидемию, и все коммуникации были осложнены. Плюс отсутствие дипломатического опыта в спортивной среде создало кумулятивный эффект. Поэтому я думаю, что надо продолжать общение с WA. Если речь идёт о выплате штрафа, то, безусловно, нужно реально отдавать себе отчет, в какой период времени этот штраф может быть уплачен. Потому что сегодня мы прекрасно видим, что не только у ВФЛА, но и у многих более успешных федераций возникают сложности, в том числе с финансированием.


Негативный экономический эффект от пандемии сказался на различных публичных компаниях, которые в настоящий момент не могут поддерживать спонсорство в спорте в таком же объеме, как они это делали ранее.


Что касается ВФЛА, то суммы, которые стоят — 11 с лишним миллионов долларов, все-таки требуют некой реструктуризации в плане временных рамок. Я думаю, что это был бы оправданный подход. Можно вспомнить, например, что в случае с СБР IBU принимает достаточно взвешенную позицию, позволяя штраф растягивать, чтобы платежи не были критическими для жизнедеятельности СБР. Они должны демонстрировать, что организация принимает дисциплинарные меры к своему члену, но не разрушает ее структуру.


— Вас как главу ОКР не настораживают разговоры о смене спортивного гражданства некоторыми спортсменами, выбор в пользу Белоруссии?


— Безусловно, они меня очень сильно беспокоят. Считаю, что эти разговоры и попытки, как минимум, преждевременны, потому что существует еще ряд механизмов по защите прав и интересов наших спортсменов. Но в целом мир спорта достаточно космополитичен. Если спортсмены не попадают в основной состав сборной в той или иной дисциплине, они переходят в другие национальные команды, как это происходит, например, в спортивной борьбе, фигурном катании, биатлоне. Здесь нельзя, да и не имеет смысла зажимать спортсменов в рамки, искусственно ограничивать их личный выбор. мы с уважением относимся к такого рода решениям. Те аргументы, которые, особенно молодые спортсмены, приводят в пользу смены своего спортивного гражданства, мы принимаем во внимание, но тем не менее я считаю, что спешить не нужно. Это же не просто переселиться из города в город или переехать из района в район. Задача сложная и комплексная.


— Сейчас широко обсуждаются результаты углубленного аудита РУСАДА, который был инициирован ОКР и ПКР, учредителями. Все-таки этот аудит был направлен на деятельность всей РУСАДА или отдельных лиц, например, гендиректора? И что стало поводом для дополнительных проверок?


— Давайте ещё раз с самого начала. Чтобы все было предельно понятно.


В апреле 2019 года состоялось общее собрание учредителей РУСАДА, на котором менеджмент Агентства представил аудиторский отчет за 2018 год и одновременно предложил утвердить аудитора, проводившего эту проверку. Уже только это является грубейшим нарушением с точки зрения надлежащего управления процессами в организации. РУСАДА ли, ОКР или МОК — без разницы. Сначала определяется и утверждается аудитор на следующий год, только после этого аудитор проводит необходимые процедуры, представляет отчёт, который учредители принимают или на принимают. Здесь же гендиректор РУСАДА предложил сделать ровно наоборот. По сути, утвердить выбор аудитора уже после того, как он аудит провёл.


Для нас эта ситуация оказалась, мягко говоря, неожиданной. Тем более, что на наши вопросы на том собрании господин Ганус реагировал как-то излишне эмоционально.


Разумеется, тот аудиторский отчет принять мы никак не могли. Как минимум из-за нарушения порядка проведения конкурсной процедуры. А ведь средства, которые ежегодно получает РУСАДА, речь идет, напомню, о более чем 500 млн рублей, это деньги из государственного бюджета. С соответствующим контролем их расходования и ответственностью за соблюдение и прозрачность всех установленных законом РФ процедур.


Мы обязаны, как учредители, проверять правильность тех данных, которые указаны в финансовом отчете. Подчеркиваю — в финансовом! Потому что о своей операционной деятельности, связанной с тестированием, планированием, сбором допинг-проб, расследованиями и так далее, РУСАДА отчитывается перед наблюдательным советом. Мы, как учредители, никакого отношения к этому не имеем. В нашей компетенции исключительно финансы, что, к слову, прекрасно понимают все наши зарубежные коллеги. В том числе, и WADA, которое подтвердило это в своём недавнем комментарии. Господин Ганус часто повторяет, что РУСАДА прошла аудит WADA дважды. Вот только это абсолютно разные вещи — аудит WADA касается как раз операционных вопросов, к которым претензий никаких нет. А вот целевое и прозрачное расходование бюджетных средств мы, безусловно, будем контролировать. И делать это самым внимательным образом, как бы на это кто ни обижался.


В данном случае, обсудив все обстоятельства с коллегами из ПКР, мы пришли к выводу, что ситуация по ряду пунктов выглядит неоднозначно, вызывает подозрения. После этого предложили господину Ганусу выбрать аудитора, которого все-таки сначала утвердили бы учредители. Выбрать из числа топ-компаний на российском рынке, потому что та компания, с которой сотрудничал гендиректор РУСАДА, она из середины второй сотни. Представьте просто — малоизвестная компания, о которой не в курсе учредители, и 500 млн бюджетных рублей, за которые учредителям потом со своей стороны отвечать, если были допущены какие-нибудь нарушения.


Для уверенности в результатах аудита и предложили Ганусу выбрать компанию из первого десятка. К сожалению генеральный директор очень долго затягивал процесс, более чем на полгода. Здесь разные могут быть причины. Например, он был слишком занят вопросами операционной деятельности агентства, но тем не менее. Только в феврале уже нынешнего года, наконец, была выбрана и одобрена председателем наблюдательного совета аудиторская компания. Компания "Финэкспертиза". Для того, чтобы развеять сомнения, возникшие по итогам предыдущего аудита, мы попросили подготовить отчет о финансовых рисках с точки зрения управления бизнес-процессами внутри компании для учредителей, для того, чтобы мы понимали степень и глубину проблем в случае их наличия. Этот отчет был подготовлен и представлен нам как заказчикам.


Еще один очень важный момент. Нужно отметить, что во время дискуссии в апреле 2019 одним из аргументов гендиректора был тот факт, что РУСАДА уже потратила бюджетные деньги на аудит и тратить их второй раз не будет. Поэтому ОКР заказал нынешний отчёт за свои деньги. Это важный момент.


Результаты проверки мы получили в мае. Из-за пандемии буквально совсем недавно вошли в привычный рабочий режим, и, всесторонне изучив отчет, увидели, что речь может идти о возможных нарушениях финансовой деятельности со стороны менеджмента РУСАДА. После этого совместно с ПКР передали отчет представителям наблюдательного совета для обсуждения и внесения рекомендаций общему собранию совета учредителей.


К сожалению, пока не можем установить, а только предполагаем, каким образом информация из отчёта попала в открытое пространство. Несколько удивила реакция Юрия Гануса. На материал в телеграм-канале он ответил пресс-конференцией, причем начал обвинять в разных грехах всех и вся. СМИ проявили к теме большой интерес, заявления Гануса были резонансными. Но при этом вводили общественность в заблуждение из-за подмены понятий и искажения сути процесса. Поэтому мы были вынуждены опубликовать документ, чтобы исключить кривотолки и интерпретации. Мы сознательно не комментируем то, что написано в отчете. Ждём по данному вопросу заключений наблюдательного совета. Коллеги внутри себя разберутся и дадут рекомендации.


Но хотел бы отметить, что сейчас Юрий Ганус регулярно поднимает и муссирует тезис о том, что независимость РУСАДА каким-то образом ущемляется проведённым аудитом. Хотел бы повторить еще раз, что для нас абсолютным приоритетом является независимость операционной деятельности РУСАДА. Поэтому все аспекты данного отчёта никак не касаются ни процесса тестирования, ни процесса сбора или планирования, а также, что самое важное, процессов дознавания. Аудит проверял только финансово-хозяйственную сторону управления топ-менеджмента РУСАДА. Это две принципиально разные вещи.


Полностью интервью Позднякова читайте на сайте rsport.ria.ru

Источник