» » » Поздняков: «За то время, что мы находимся в карантине, мир очень серьезно изменился»

Поздняков: «За то время, что мы находимся в карантине, мир очень серьезно изменился»

0 60 11-06-2020 14:30

Президент Олимпийского Комитета России (ОКР) Станислав Поздняков в интервью rsport.ria.ru рассказал о том, как идет процесс возвращения спортсменов к привычным тренировкам, когда и как ОКР планирует возобновить массовые мероприятия, что дал период карантина онлайн-проектам комитета, какие изменения пандемия внесла в финансовую деятельность организации, как следует относиться к конфликтам между руководителями мировой и российской легкой атлетики, а также к внутреннему конфликту в российском биатлоне, и почему накануне Дня России у руководителей ОКР есть основания для того, чтобы гордиться достижениями и развитием отечественного спорта.



"Наши сегодняшние олимпийцы гораздо профессиональнее относятся к своей деятельности"
— Насколько гладко идет возвращение спортсменов сборных России к привычном тренировочному процессу? Можно ли вообще говорить о какой-либо гладкости, ведь сейчас, в сущности, идет один большой эксперимент, не так ли?
— Да, за то время, что мы находимся в карантине, мир очень серьезно изменился. Первое и самое важное — мы находимся в одинаковых условиях практически со всеми странами мира. И то, что изначально казалось преимуществом стран, которые раньше миновали пик пандемии и раньше вышли на централизованную подготовку, в конечном итоге не имеет принципиального значения. Объясню, почему я так считаю.
Старт Олимпийских Игр в Токио — это единственная дата, точно известная всем участникам международного спортивного движения. Сроков проведения других соревнований мы пока не знаем. А ведь календарный план является одним из главных инструментов в подготовке спортсменов к главным стартам, в подведении формы к Играм. Сейчас этот процесс находится лишь в самой начальной стадии. Международные федерации смотрят, каким образом те или иные турниры интегрировать в систему подготовки и отбора. Во многих видах спорта практически половина квалификационных мест еще не разыграна. Вот эти базовые вводные диктуют нам то, как спортсмены будут выходить из карантина.
Понятно, что в каждом виде спорта своя, непохожая на другие, специфика тренировок, разные физические нагрузки и спортивные режимы. Никто не собирается в приказном порядке загонять всех в одинаковые рамки. Кому-то из спортсменов необходимо постоянное нахождение на централизованной подготовке, и именно они первыми приступили к ней на базах "Новогорск" и "Озеро Круглое". Понятно, что таких вынужденных пауз в тренировочном процессе не было никогда прежде. Поэтому сейчас состояние всех спортсменов можно сравнить с восстановлением после каких-то продолжительных травм.
Но самое главное, что отмечают многие специалисты, все без исключения кандидаты в олимпийские команды России провели это время с пользой. Находясь в самоизоляции, никто не позволял лениться душе и телу. Всем известно, что в Москве сейчас существенно изменились условия карантина, и это произошло достаточно внезапно. Но все спортсмены были готовы к такой мгновенной перемене, это очень важно. Считаю, что усилия Минспорта по плавному открытию баз и переходу на централизованную подготовку необходимо поддержать всему спортивному сообществу.
Но важнее всего не форсировать переход от ограниченной общефизической подготовки к подготовке специализированной. Особенно, учитывая тот факт, что главные соревнования пройдут через год с лишним. Мы прекрасно понимаем, что если мы сейчас начать тренироваться на полных оборотах и не сбавлять темп, то организм спортсмена просто не сможет выдержать такую физическую нагрузку в течение 13 месяцев кряду. Здесь, со стороны специалистов нужен аккуратный, грамотный подход с определенной долей творчества и новаторства, ведь в подобной ситуации мы все оказались впервые.
Это, своего рода, большой эксперимент. Но очень хорошо, что с каждой неделей мы получаем всё больше знаний, в том числе от наших коллег из других стран, из партнерских НОКов, которые делятся своей информацией, а она помогает нам избежать определенных ошибок.
— А разве это не обмен информации с прямыми конкурентами? Раньше соперники не склонны были делиться друг с другом секретами тренировочными процесса. Не странно ли это?
— Последние три месяца очень серьезно изменили весь мир, и не только спортивный. Конечно, речь не идет о том, что все сейчас друг другу откроют собственные наработки и методики подготовки к соревнованиям. Я говорю о том опыте, который накопил мир по возвращению к привычному состоянию общества. Это в большей степени про солидарность, которую проявляют сегодня многие участники олимпийского движения. Мы все проходим испытание на прочность. И мне приятно отметить, что единение спортсменов и тренеров из разных стран наглядно показывает, что мировое олимпийское движение сохраняет свою целостность перед лицом глобальных проблем и вызовов.
— То есть, карантин показал взрослость как отдельно взятых спортсменов, не позволивших себе бить баклуши, так и всего олимпийского движения в целом? Уместно ли говорить о взрослом отношении к происшедшему всех причастных?
— Совершенно верно. Видя в режиме онлайн, как тренируются нынешние спортсмены, могу сказать, что поколение, к которому принадлежал я, вряд ли бы поступало также. Наши сегодняшние олимпийские надежды более щепетильно и продуманно на индивидуальном уровне относятся к своей деятельности. Это очень заметно. Все, кто в условиях ограничений тренировались в своих квартирах или на дачах, делали это не потому, что за ними кто-то следил. Некому было заставлять и контролировать, тренеры тоже сидели на карантине.
Так что каждый прекрасно понимал, в какой ситуации находится. Если помните, наши первые хоккеисты, уехавшие в НХЛ, удивлялись, как там все игроки подводят себя к началу спортивного сезона. Вот и многие из моего поколения коллег-спортсменов тоже часто задавались вопросом — как можно начинать сезон не с полного нуля? Не с выхода из отпуска со всеми отягчающими? (Смеется). А нынешнее поколение более профессионально относится к этим аспектам своей работы.
"При нынешней открытости добавить можно только за счет мелких деталей"
— Министр спорта Олег Матыцин недавно сказал, что заграничные сборы в ближайшее время даже не обсуждаются по очевидным причинам, и добавил, что в России и так есть всё необходимое. Тогда нужны ли в принципе заграничные сборы, рассматриваются ли они руководством ОКР и федераций?
— Полностью согласен с Олегом Васильевичем в том, что сейчас не время для проведения тренировочных мероприятий за границей. По подавляющему большинству видов спорта у нас в России созданы все необходимые условия, есть спортивные базы самого высокого уровня. Исключения составляют дисциплины с определенной спецификой. Например, лыжники и горнолыжники начало сезона проводят в тех же Альпах, где уникальные возможности для тренировок. К сожалению, мы пока не готовы скопировать такие же условия. Тем не менее, даже такая профильная подготовка не продолжается в течение всего сезона, речь идет только о его начале.
А второй момент, к которому ОКР как раз имеет прямое отношение, это наши программы климато-географической адаптации к условиям мест проведения Олимпийских игр. Такие программы мы уже реализовали, и успешно, перед предыдущими Играми 2016 и 2018 года, были они разработаны и к Токио. Одна из составляющих — проведение тренировочных мероприятий там, где пройдут Игры. Наши спортсмены едут туда тренироваться, с ними отправляются специалисты, обеспечивающие научно-медицинское сопровождение. Мы собираем весь объем информации и вместе с партнерами из ФМБА выпускаем в качестве практического пособия, которое могут использовать федерации, не проводившие подобные сборы.
Например, перед Играми в Токио, пока не возникла понятная пауза в тренировочном процессе, мы провели сборы именно в Японии в 16 дисциплинах в 13 видах спорта. Именно для того, чтобы на месте максимально понять и проанализировать все реакции организма на данные условия. Банально, но факт — в современном спорте высших достижений не бывает мелочей. При нынешней открытости информационного пространства крупные игроки используют во многом похожие методики и технологии. Поэтому добавить порой можно только за счет деталей и нюансов. Да, у нас достаточно прекрасных спортивных баз и тренировочных центров, которые в некоторых видах спорта, возможно, лучшие в мире. Но при этом изучить и понять преимущества, скажем так, чужого поля тоже очень важно.
"Массовое мероприятие будет символом выхода спортивного сообщества из состояния карантина"
— Вы сказали, что нельзя форсировать проведение соревнований, особенно имея в виду тот факт, что главный старт через год. А что вы можете сказать об организации массовых мероприятий? С этим тоже не следует торопиться? Или все же нужно прикладывать усилия к тому, чтобы множество людей могли собираться по спортивным поводам? Всё-таки спорт без болельщиков — немного не то, не правда ли?
— Согласен. Но для того, чтобы не усугубить картину заболеваемости и распространения коронавируса в стране, необходима поступательность шагов и мер. Речь ведь не идет о том, чтобы совсем запретить посещение арен болельщиками и массовые занятия спортом. Но открывать нужно постепенно. Это мое мнение. Как, например, в футболе, где разрешен допуск болельщиков в количестве 10% от вместительности стадиона. Я думаю, что в рекомендациях Роспотребнадзора, который очень внимательно за этим смотрит, есть очень рациональное зерно.
Я созванивался на днях с заместителем генерального директора МОК, как раз в связи с тем, что сотрудники ОКР с понедельника выходят на обычный режим работы. Консультировался с ним по поводу того, как у них сейчас этот процесс организован. Так вот швейцарская структура, аналогичная нашему Роспотребнадзору, рекомендует, чтобы не более трети сотрудников одновременно выходили на работу. Понятно, что Швейцария несколько раньше оказалась в пиковой ситуации, поэтому раньше и выходит из нее. Так что мы в своей работе будем использовать похожие методы, опираясь на рекомендации Роспотребнадзора.
И, возвращаясь к вопросу о массовых мероприятиях, скажу, что мы будем рассматривать возможность их проведения, исходя из текущей ситуации. На сегодняшний день у нас запланирован спортивный праздник на август. Надеемся, что через два месяца уже сможем устроить большой культурно-спортивный ивент. Хотим провести наш традиционный "Всероссийский олимпийский день", который проходит уже много лет при участии региональных Олимпийских советов во всех регионах страны — от Петропавловска-Камчатского, до Калининграда.
Это массовое мероприятие мы планировали провести в нынешнем году в Лужниках. По традиции, в конце июня. По понятным причинам приняли решение вместе с партнерами из Минспорта и Москомспорта перенести дату и организовать масштабный спортивно-культурный праздник, посвященный и "Всероссийскому олимпийскому дню", и "Дню физкультурника", и одновременно 40-летию Олимпийских Игр в Москве. Главная задача всех наших организаций — провести это мероприятие совместными усилиями. Это будет неким символом выхода спортивного сообщества из состояния карантина.
"В онлайн-деятельности карантин открыл нам новые возможности"
— Стремление людей вернуться к личному общению совершенно понятно. Но вот в течение нескольких месяцев приходилось общаться в режиме онлайн. С вашей точки зрения, онлайн-проекты ОКР, на которых приходилось концентрироваться в период карантина, удались?
— Да, считаю, что они удались. И полученный опыт, безусловно, мы будем использовать в будущем. Учитывая переход в онлайн, в некоторых проектах, таких как "Олимпийский патруль", мы в некотором смысле стали даже ближе к своей целевой аудитории, то есть к юным спортсменам, потому что количество людей, к нам присоединяющихся в онлайн, гораздо больше. И та аудитория, которой мы стараемся донести сведения об олимпийской истории, об олимпийских ценностях, о великих чемпионах, таким образом расширяется.
Что касается других онлайн-проектов ОКР, таких как "Тренировки с чемпионами", "Квартириада" или стартующий на днях с нашим участием челлендж от компании ZASPORT для спортивных семей, то они, безусловно, интересны и полезны. Ведь в каждом из них принимают участия наши именитые олимпийцы, состоявшиеся спортсмены, звезды, которые являются ролевыми моделями для целых поколений. Поэтому, конечно, общение с ними, пусть дистанционное, но при этом интерактивное, добавляет интереса широкой целевой аудитории. Я уверен, что это направление вносит ощутимый вклад в популяризацию спорта и здорового образа жизни.
Мы зафиксировали охват этих проектов, все цифры участия и просмотров, будем использовать эту информацию для развития нашей программы "Олимпийская страна" — главного проекта ОКР в области массового спорта. Посмотрим, каким образом можно более эффективно доносить до людей информацию, заложенную в этой программе. Так что во многих аспектах онлайн-деятельности карантин дал нам большой материал для размышлений и открыл новые возможности.
— А эти цифры уже позволяют говорить о монетизации проектов? Большинство нынешних интернет-проектов направлены на извлечение прибыли. Кому и когда мешали лишние деньги, вы согласны?
— Я бы не хотел забегать вперед и, тем более говорить, что мы нацелены на извлечение прибыли за счет спортсменов. Но о тренде вы правильно говорите. На наших аппаратных совещаниях мы регулярно обсуждаем потенциальные направления маркетинга, в том числе цифровой, интерактивный с качественным таргетированием аудитории. Это важнейший аспект продвижения и популяризации бренда Олимпийского комитета России и наших флагманских проектов, которые мы активируем с помощью наших коллег и спортсменов. Монетизация на данном этапе — не самоцель, но стремиться к ней нужно. Такая задача ставится.
"Говорить о сокращении финансирования подготовки к Играм не приходится"
— Деньги — вообще трудная тема в пору всеобщего снижения экономических показателей. Планирует ли ОКР сокращать свои расходы?
— Мы занимаемся этим с первого дня выхода на вынужденную самоизоляцию. Первое, что пришлось сделать максимально оперативно, это пересмотреть параметры наших ключевых программ подготовки спортсменов к Играм в Токио и в Пекине. Понятно, что в связи с переносом летней Олимпиады, нужно было изыскать возможности для того, чтобы в течение еще одного года покрывать дополнительные расходы наших федераций по подготовке к Играм. С этой задачей мы справились, оптимизировали средства в бюджете таким образом, чтобы при корректировке не затрагивать интересы зимних видов спорта. Средства на Токио нашли из других источников.
Конечно, из-за этого мы были вынуждены пересмотреть условия деятельности наших дочерних организаций. Финансовая составляющая ОКР из-за коронавируса пострадала значительно, и нам пришлось сокращать отдельные затратные статьи. Исходя из абсолютного приоритета, которым является обеспечение для спортсменов максимально комфортных условия и возможностей для подготовки к Олимпийским играм. На текущий момент нет ни одного запроса от какой-либо федерации, который мы бы не выполнили. И это ключевой момент, все взятые на себя обязательства выполняем. Так что, говорить о сокращении финансирования со стороны ОКР в части подготовки к Олимпийским играм в рамках наших программ, не приходится.
— Несколько дней назад вы сказали, что на деятельность федераций ОКР планирует направить 426 миллионов рублей. Это и есть те суммы, о которых вы сейчас говорили?
— Это сумма двух составляющих. Порядка 200 миллионов плановых расходов и 267 миллионов дополнительно. В сумме получается около 500 миллионов, 426 из которых в рамках финансирования заявок федераций. Эти средства предполагается потратить с 1 апреля 2020 года по конец сентября 2021 года в случае, если Игры в Токио пройдут в те сроки, которые сейчас запланированы.
"Неприятно, что наши ведущие легкоатлеты стали заложниками World Athletics"
— Есть еще одна финансовая проблема, требование World Athletics к ВФЛА о выплате 5 миллионов долларов. Собирается ли ОКР участвовать в этом платеже? Или, может быть, и не надо выплачивать, а нужно отчаянно торговаться? Ведь без этой выплаты World Athletics не собирается допускать наших легкоатлетов к участию в международных соревнованиях хотя бы в нейтральном статусе. Каково ваше мнение по этому вопросу?
— Помимо тех 5 миллионов долларов, о которых вы сказали, есть еще 5 миллионов, которые должны быть перечислены на некий депозит. Так что речь идет о 10 миллионах долларов. Фактически это 700 миллионов рублей штрафа. Олимпийский комитет России в данном случае помочь финансово никак не может. У нас на дополнительную подготовку спортсменов по летним видам спорта, как я вам уже сказал, планируется порядка 500 миллионов рублей. То есть, для выплаты штрафа ВФЛА, мы должны были бы снять финансирование со всех федераций, найти еще 200 миллионов и передать их нашим коллегам из World Athletics.
При том, что именно с легкой атлетикой связано одно из важных достижений спортивной дипломатии последних лет, о котором можно говорить с гордостью. Имею в виду, тот факт, что мы добились для российских легкоатлетов права выступать на соревнованиях, проводимых под эгидой МОК, в статусе полноправных представителей Олимпийской команды России, а не в нейтральном статусе. По этому поводу было много дискуссий, но нам удалось доказать справедливость нашей позиции, и МОК к нам прислушался.
Теперь же World Athletics говорит, что за 10 миллионов долларов предоставит 10 мест для российских легкоатлетов, которые смогут до Игр соревноваться в нейтральном статусе, чтобы потом иметь возможность поехать на Олимпийские игры. То есть, по миллиону за каждого. С моей точки зрения, это очень большой… вызов. Пожалуй, этим словом я и ограничусь. Причем вызов не только российской легкой атлетике, но и всему олимпийскому движению, потому что на такие условия крайне сложно согласиться. Объясню, почему.
Любое нарушение, которое фиксируется в той или иной федерации, требует каких-то штрафных санкций, это понятно. Но на сегодняшний день мы ясно видим, как из мирового спорта по разным причинам уходят финансы. Отворачиваются спонсоры, не находится места коммерческим стартам, спортивная индустрия в целом теряет деньги. В том числе, такая ситуация и в World Athletics, которой необходимо восполнять возникающий из года в год существенный дефицит бюджета.
Это не мои предположения. Есть материалы в открытом доступе о финансовых результатах WA. Согласно опубликованным данным, в 2017 и 2018 годах у этой организации был отрицательный баланс по 20 миллионов долларов. По итогам 2019 года WA уже запросила у МОК средства от будущих доходов с продажи телевизионных прав на трансляции соревнований Токио-2020. Если WA выходит сейчас с такой просьбой, значит финансовое положение не самое крепкое.
Но сейчас у всех непростое положение! И поэтому я считаю, что было бы правильно всем участникам данного конфликта найти в себе мужество пересмотреть условия, которые видятся невыполнимыми. Честно говоря, неприятно осознавать тот факт, что наши ведущие легкоатлеты стали заложниками World Athletics в данной ситуации. Конечно, это не прибавляет авторитета данной организации.
— Но если руководители World Athletics не откликнутся на попытку воззвать к их разуму, то в этом случае заложники, как вы назвали ведущих российских легкоатлетов, пострадают. И к этому надо быть морально готовым, так?
— Безусловно, надо быть готовыми. В том смысле, чтобы побороться за свои права в международном спортивном арбитраже, в CAS.
"Не только я убежден, что назрела необходимость реформ в международной антидопинговой организации"
— Что касается CAS, то процесс WADA против РУСАДА перенесен со второй декады июля на начало ноября. CAS объяснил это запретом на въезд в Швейцарию гражданам стран, не входящим в ЕС, WADA заявило, что не имеет отношения к этому решению. Словом, чисто техническая проблема, по их заявлениям. Но так ли это по вашему мнению? Возможно, существует иная причина переноса слушаний?
— Ничего другого сказать не могу. CAS уведомил нас через свой секретариат о необходимости согласовывать любые заявления по поводу процесса WADA против РУСАДА. Поэтому правильнее вам обратиться за комментарием к ним.
— Вы говорили о предвзятости WADA по отношению к российским спортсменам, о том, что в попытках наказать РУСАДА просматривается настойчивое стремление коллег из международного регулятора взять на себя право одновременно быть и следователем, и прокурором, и палачом. Вы не опасаетесь, что столь энергичная терминология может сказаться на решении?
— Я говорю о том, что и так всем прекрасно известно и понятно. Мы с коллегами на международном уровне много раз обсуждали эту ситуацию. И есть мнение многих из них о том, что не может одна организация, пускай даже такая влиятельная, как WADA, заниматься всеми этими процессами. WADA отреагировало на мои слова заявлением о том, что есть CAS, который выносит окончательное решение по делу, и это является показателем независимости процесса.
Однако, если бы РУСАДА не выразило свое несогласие с решением исполкома WADA и предложенными им санкциями, основанными на рекомендации своего же комитета, то приговор WADA был бы приведен в исполнение сразу. Обвинили, приняли решение наказать и привели решение в исполнение. Так бы и было. Только из-за позиции РУСАДА дело перенесено в CAS, который, таким образом, фактически становится апелляционной инстанцией.
Поэтому я убежден в том, что назрела необходимость реформ в международной антидопинговой организации. Полномочия должны быть распределены между разными центрами влияния. Сейчас же сложилась монополия. Это не только мое мнение.
— Вы полагаете, что без подобной реформы пересмотр, как вы выразились, предвзятого отношения к российским спортсменам невозможен?
— Нет, в настоящий момент я рассматриваю эту предвзятость не как нечто, что будет продолжаться вечно. Я говорю о том, что реформы в WADA в любом случае должны произойти, а события вокруг российских спортсменов лишь обострили и обозначили проблемы, которые в структуре любой системы выявляются только в момент кризиса. Сейчас как раз именно такой кризис и возник.
— Но, так или иначе, процесс перенесен. Для российской стороны это хорошо, плохо или неважно?
— С моей точи зрения, это неплохо. У юристов, представляющих РУСАДА, и у юристов ОКР, ПКР, МОК и IPC, как третьих сторон процесса, есть возможность более четко проработать позицию по всем вопросам. В любом случае, к переносу я отношусь спокойно. Для нас важнее всего, чтобы принятое решение, каким бы оно ни оказалось, появилось не перед самым стартом Игр в Токио, как это могло произойти.
— Ну и некоторое количество приятных дат мы сможем отмечать, не беспокоясь о статусе российских атлетов. И тот же юбилей московской Олимпиады, и завтрашний праздник, не так ли?
— Безусловно. У меня такое ощущение, что в CAS есть специалист по российским праздникам, как раз на 4 ноября они перенесли слушания. (улыбается)
"Россия входит в пятерку ведущих стран по представительству в спортивных организациях"
— А каковы сейчас наши позиции в международных федерациях? Для вас это одно из важнейших направлений деятельности. Что можно сказать об этом сейчас?
— Давайте посмотрим, кто сейчас формирует спортивную повестку. Тут важны цифры. Сегодня в МОК работают два наших соотечественника. Плюс к этому у нас есть два почетных члена МОК, это очень авторитетные люди. Также мы добились в прошлом году избрания наших коллег в исполкомы двух крупнейших ассоциаций, Ассоциации национальных олимпийских комитетов, глобальной международной структуры, и Европейских олимпийских комитетов. Такого не было ни разу за весь период российской истории.
Это показательно еще и потому, что нам не просто нужно быть избранными, но и иметь таких специалистов, которые вели бы повестку, защищали и продвигали интересы России. Обратите внимание и на то, что в ключевых комиссиях МОК работают сегодня 9 представителей России. Олег Матыцин, глава министерства спорта, переизбран президентом Международной федерации студенческого спорта, одной из самых крупных организаций.
Сейчас наши соотечественники Алишер Усманов и Владимир Лисин возглавляют федерации фехтования и стрелкового спорта, и очень уверенно возглавляют. Под их руководством осуществляются структурные реформы, эти виды спорта становятся боле интересными для зрителей и для коммерческого развития. Тут на днях услышал в одной из программ, как Вячеслав Фетисов сказал, что некому стало защищать и отстаивать права России в спорте, потому что у нас всего пара президентов в международных федерациях, да и то — не в основных.
Вячеслав Александрович, видимо, не обладает полной информацией и слегка подзабыл, что одна из базовых олимпийских и спортивных ценностей — уважение. В современном олимпийском движении одинаковый вес и одинаковое уважение имеют все федерации, вне зависимости от своих бюджетов и прочего. Между прочим, представители именно этих двух упомянутых федераций разыгрывают на Олимпиадах 27 наград, а это почти 10% всех медалей Игр.
А руководители и коллеги, о которых так пренебрежительно сказал господин Фетисов, являются одними из самых авторитетных людей в мировом спорте и во многом примерами для подражания в создании структуры эффективного менеджмента в международных спортивных организациях. Что касается моего вида спорта, который был затронут, то фехтование в Олимпийской программе — с 1896 года. И действующий глава МОК Томас Бах является олимпийским чемпионом как раз по фехтованию. К вопросу о второсортности тех или иных видов спорта.
А ведь у нас есть еще вице-президенты международных федераций гимнастики, современного пятиборья, дзюдо, плавания. И число представителей России в различных федерациях сейчас неуклонно растет. Несмотря на непростую общеполитическую и спортивную обстановку. На сегодняшний день мы входим в пятерку ведущих стран по представительству в спортивных организациях. Это, если хотите, особый неофициальный олимпийский зачет.
"Конфликт в СБР накладывает отпечаток на все другие национальные спортивные федерации"
— При этом внутри у нас не всё вполне благополучно. Союз биатлонистов России раздираем сейчас какими-то непримиримыми противоречиями, уж и Минспорт прикладывает усилия к тому, чтобы эти люди каким-нибудь способом вышли из кризиса доверия по отношению друг к другу. Вы полагаете, что это нормальный процесс спортивной демократии, или это нечто, из ряда вон выходящее?
— Я сейчас не даю оценку какой-либо из сторон конфликта, но считаю, что любая попытка дискредитации руководства и ограничение в сроках пребывания на посту являются сами по себе крайне неприятными фактами. Это говорит о том, что руководство СБР не может выполнить обязательства, которые эти люди принимали на себя два года назад. Не знаю, пройдут или не пройдут выборы, будет или не будет выбран новый человек. Но, в любом случае, это никоим образом не улучшит подготовку спортсменов.
Ситуация, которая возникла в СБР, называется "поражение всегда сирота". В отсутствие спортивных успехов начинается поиск виноватых. На сегодняшний день в биатлоне их определили. Насколько все это объективно, можно будет говорить только по прошествии времени, но самое печальное в том, что ситуация очевидно не добавляет позитивного имиджа. Причем не только СБР, не только нашему биатлону. Эти неприятные события и дискуссии накладывают отпечаток на все другие национальные спортивные федерации. Мы живем в едином информационном пространстве, и если у нас сегодня возникают подобные проблемы в СБР, то почему они завтра не появятся в других видах спорта? Такой вопрос есть на повестке.
В биатлон инвестируются достаточно серьезные деньги, и всё происходящее заставляет потенциальных спонсоров задуматься, стоит ли вкладываться. А когда виду спорта не хватает финансов, то возмещать выпавшие доходы традиционно приходиться Минспорту или ОКР. Поэтому я, не поддерживая ни одну из сторон биатлонного конфликта, говорю о тех рисках, которые это несет для всего отечественного спорта.
"Мы будем двигаться по той траектории, которую сами себе формируем"
— При всех проблемах во внешних и внутренних отношениях выход страны из большей части ограничений совпал с приближением праздника. На ваш взгляд, наш спорт есть, с чем поздравлять в ситуации, когда мы боремся с последствиями пандемии?
— Спорт в России стал чем-то большим, чем просто соревнованием между отдельными спортсменами. Он становится жизненной философией для очень многих людей. Я даже не стал бы сейчас говорить о каких-то цифрах. Видно невооруженным глазом, какое количество людей занимается спортом, стремится вести здоровый образ жизни. Понятно, что у людей разные возможности, но в любом случае этот интерес, эта тяга существуют. Это первое.
Второе, что радует, это стабильное выступление наших спортсменов на международных стартах. Это тоже является серьезным стимулом. Я думаю, что несмотря на все сложности, которые есть в отношениях с WADA и отдельными другими структурами, перспективы нашего спорта хорошие. Мы всё это переживем и будем двигаться вперед. Я думаю, что наши федерации становятся сильнее, ОКР добивается большего авторитета среди коллег. Именно по этой траектории мы идем.
Хочу поздравить всех с наступающим Днем России, и накануне этого прекрасного праздника не лишним будет вспомнить о наших великих тренерах, прошедших через все сложности развития нашего общества и заложивших ту базу, которую мы используем сейчас. О великих спортсменах, которые, как я уже говорил, являются ролевыми моделями для многих поколений наших юных сограждан. Нам есть чем гордиться, и успешный спорт, безусловно, одна из основ независимой, процветающей России. А именно такой мы хотим видеть нашу страну.

Источник