» » » Анастасия Кузьмина про Королькевича: «Я очень ценю его как тренера, одобряю его методы»

Анастасия Кузьмина про Королькевича: «Я очень ценю его как тренера, одобряю его методы»

0 62 10-05-2020 14:30
Анастасия Кузьмина про Королькевича: «Я очень ценю его как тренера, одобряю его методы»

Трехкратная олимпийская чемпионка Анастасия Кузьмина в свежем интервью корреспондента «Спорт-Экспресса» Наталье Марьянчик рассказала о разногласиях в российском биатлоне, кандидатурах нового тренерского штаба на сезон 2020-2021 и деятельности родного брата Антона Шипулина. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на sport-express.ru.


— Тренерскую карьеру вы не рассматриваете? Вот в России, например, сейчас есть вакансии...


— Все возможно, но точно — не прямо сейчас. Я не могу обмануть ожидания детей, которые столько лет ждали, когда же мама вернется и станет посвящать им все свободное время. Тренировки в детских школах обычно начинаются после обеда, это время, когда мои собственные дети дома. Оставить их и уйти работать с другими детьми было бы непростительной ошибкой, возможно, даже предательством. Поверьте, я знаю, насколько сложна и важна работа тренера. Мои родители были тренерами, муж — тоже тренер... Но пока я не готова встать на этот путь.


— Нашу сборную должен возглавить Валерий Польховский — человек, который работал еще во времена, когда вы выступали за Россию. Что о нем скажете?


— Не уверена, что имею право высказываться на эту тему, все-таки уже много лет меня нет в команде. Вполне возможно, что Польховский таким, каким я его помню спортсменкой, и нынешний — это люди с разными взглядами. Могу сказать только о Владимире Королькевиче (основной кандидат на должность старшего тренера женской сборной России — Прим. ред.). Определенное время мы с ним общались довольно плотно, и не побоюсь признаться, что на некоторых сборах проводили совместные тренировки. Я очень ценю его как тренера, одобряю его методы. Я пыталась вставлять их в свой тренировочный процесс, и пусть не все, но кое-что мне подходило. Думаю, у Королькевича огромный опыт и есть все качества хорошего тренера. Но сейчас сложно сказать, что с ним сделает система, найдет ли он общий язык со спортсменками, насколько сможет повлиять на результаты команды...


— Когда вы сотрудничали с Королькевичем, вас не смущало его допинговое прошлое? Все-таки несколько учениц этого тренера попадались на запрещенных препаратах.


— Я сужу о человеке по личному общению и нашей совместной работе. Мы часто встречались на сборах в Поклюке, там комфортная для меня высота и я любила там готовиться. Владимир Борисович — опытный тренер, мне была понятна его логика, он всегда объяснял, чего хочет от спортсмена и как этого добиться. Что касается моментов, которые портят его репутацию, я никогда не спрашивала его об этом прямо. Для меня это больная тема. Хотя я уже много лет живу и выступаю за Словакию, все равно в мире меня воспринимают как часть России, и все эти вопросы про допинг тоже адресуют мне. Мне кажется, в той ситуации было много неясностей и закулисных моментов. Всей правды мы, скорее всего, уже не узнаем.


— Кто виноват в истории с обыском на чемпионате мира, когда тренера Логинова Александра Касперовича поймали с чужой аккредитацией?


— Возможно, я выражу непопулярное мнение, но есть разница между тем, как слово «правила» воспринимают в России и на Западе. «Если нельзя, но очень хочется, то можно» или «правила существуют для того, чтобы их нарушать» — это знакомая вам позиция? Но я немного знаю ситуацию изнутри, потому что моя близкая подруга из Словакии как раз занимается выдачей аккредитаций. В той ситуации пострадали не только Логинов, Касперович и российская команда. Внутри аккредитационного центра тоже были серьезные разборки. Уже несколько лет, как правила выдачи, использования и проверки аккредитаций ужесточились. И когда из-за того, что кто-то спокойно отдает или берет чужую аккредитацию, страдают в том числе и другие люди — это несправедливо!


— Что скажете про лидера нашей женской сборной Светлану Миронову? Ваш супруг недавно упрекнул ее в том, что она много сидит в телефоне.


— К сожалению, как и говорил мой муж, я видела Свету так же. Без телефона я ее наблюдала только на тренировке. А так, во время этапов Кубка мира мы, бывало, вместе поднимались в лифте, недалеко друг от друга кушали. Но она вообще не выпускала телефона из рук. Словно человек живет в какой-то параллельной реальности. Я не знаю, возможно, у нее действительно в тот момент были какие-то проблемы дома или другая необходимость все время быть на связи. Лично мне бы столь длительное пребывание в телефоне точно вредило. Но это, конечно, ее дело.


— Как со стороны вам видится происходящее в СБР? Президент Владимир Драчев воюет с собственным правлением, назначается новая конференция. Не диковато?


— Я вас успокою: свои проблемы есть в каждой национальной федерации. Вопрос в том, насколько эти проблемы медийны, что и как о них говорят в прессе. Я знала Владимира Петровича Драчева еще спортсменом, но возможно, что с тех пор жизнь его изменила. Не могу себе представить нагрузку, которую он испытывает на своей позиции. Но не знаю ни одного руководителя, с которым бы соглашались и были довольны абсолютно все его сотрудники. Критика и споры даже нужны, они помогают найти горячие точки и решать эти проблемы. Но важно все решать вовремя.


— Главное событие межсезонья в мировом биатлоне — это переход олимпийской чемпионки по лыжам Стины Нильссон. Что скажете о перспективах шведки?


— Ей 26 лет — то есть она уже опытная спортсменка, которая умеет чувствовать и понимать свой организм. Многое будет зависеть от ее психологической стабильности, умения совмещать несколько действий в один момент, от того, пробовала ли она стрелять раньше. В этой ситуации, с одной стороны, некогда проводить качественную стрелковую подготовку с «нуля», если Нильссон настроена уже на будущий сезон. Но с другой, нельзя торопиться, чтобы не наделать ошибок. Эксперимент очень интересный. Есть ощущение, что Нильссон надоело в лыжах, и она решила придумать себе новый вызов. Я тоже начинала с лыж, но в 15 лет достигла определенного уровня и дальше уже не пошло. Так что в этом плане я ее понимаю.


— Ваш брат Антон Шипулин в прошлом году стал депутатом Государственной Думы. Для многих это непопулярное решение. Вы его поддержали?


— Я думаю, что Антон не первый и не последний, кто после спорта пошел в политику. Предполагаю, что это для него был новый вызов, новый рубеж. И зная его, я понимаю, что он как никто умеет ставить четкие цели и добиваться их. Он человек, который во время спортивной карьеры зарабатывал деньги и старался их разумно инвестировать. Он хорошо и комфортно мог бы жить и без политики. И Антон пошел туда, прежде всего чтобы кому-то помочь, принести что-то хорошее. Так, как делал это уже много лет, благодаря своему фонду. Нас с детства так воспитывали родители: если тебе Боженька дал — поделись с тем, кто не имеет.


Антон уже давно не наивный мальчик. Он изначально прекрасно понимал, что придя в Госдуму, получит не только позитивные эмоции. Но как я уже говорила, критика — это способ выявить проблему и решить ее. Думаю, Антон уже научился так же к этому относиться. А если еще нет — ему предстоит к этому прийти.

Источник