» » » Анна Богалий: «СБР нужна серьезная перезагрузка и новая команда»

Анна Богалий: «СБР нужна серьезная перезагрузка и новая команда»

0 25 05-05-2020 14:30
Анна Богалий: «СБР нужна серьезная перезагрузка и новая команда»

Большое интервью двукратной олимпийской чемпионки Анны Богалий, взятое корреспондентом РИА Новости Александром Рогулевым. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на rsport.ria.ru.


— В удаленном формате проведение конференции уже не рассматривается?


— Я не знаю. Такой информации я не слышала. Я не вижу спешки в созыве конференции. Если такое решение принято, а оно публично озвучено, то я бы на месте действующего руководства СБР дала минимум 3 месяца на организацию конференции и предложила бы всем будущим кандидатам, помимо своей анкетной заявки на выборы, предоставить во все региональные федерации СБР свою программу и информацию по своей команде, с которой кандидат планирует работать. Если вы помните, я так же просила кандидатов сделать это и на предыдущих выборах СБР, но мое предложение не было принято. В итоге у каждого делегата конференции и приглашенных лиц на столе лежала программа кандидата, а команду набирали прямо во время конференции. Это абсолютно неправильная организация работы, и мы получили то, что имеем сейчас.


— По вашей информации правление СБР и президент Владимир Драчев продвинулись вперед своем конфликте по обсуждению кандидатур?


— Я еще раз хочу обратить внимание, что правление СБР — это единомышленники президента, его рабочая команда, он сам на конференции перед голосованием назвал кандидатов, которых бы хотел видеть в правлении. Я честно не понимаю, откуда началось недопонимание по кандидатурам, возможно, президенту СБР нужно более вдумчиво относиться к принимаемым решениям. Оценивая общую ситуацию (опять же из СМИ и теле-эфиров) можно констатировать о, мягко выражаясь, потере управления. Именно по этой причине и состоялось приглашение Валерия Николаевича (Польховского) и наделение его соответствующими полномочиями.


Что касается формирования тренерского штаба, то в тех же официальных пресс-релизах правления СБР опубликованы и сроки, и порядок работы по подготовке кандидатов. Помимо Польховского этим занимались вице-президент СБР по спорту и глава тренерского совета СБР. Наверное, у них было время и возможности провести все предварительные согласования. Не понимаю, откуда взялся конфликт при такой плановой организации работы, в которой участвовал и президент СБР как член правления СБР. Мне, как человеку, отвечающему за развитие детско-юношеского биатлона, очень тревожно, что же у нас происходит в головах у ребятишек? Быстрее бы закончилась эта череда скандалов, включая допинговые, чтобы мы смогли выходить на новый уровень и заниматься воспитанием спортсменов с правильными, чистыми ориентирами.


Что касается выступлений в прессе действующего президента СБР, то это минимум не профессионально. Помимо того, что на всеобщее обсуждение выносятся любые разногласия в руководстве СБР или личное неприятие принятого правлением СБР решения. Хотя СБР — это не частная компания, и подлежит регулярной публичной отчетности. Из уст Драчева неоднократно звучат высказывания, за которыми в любом обществе должны последовать публичные расследования. А, учитывая декларации СБР и IBU о нулевой толерантности к допингу в биатлоне, то, думаю, IBU уже занимается такими расследованиями. При этом фактически президент СБР заявляет, что все знают про "этих" докторов и "этих" тренеров, но, находясь уже практически 2 года в своей должности, он не предпринимает никаких действий по данной ситуации. Нужно реально оценить ситуацию и во взаимодействии с РУСАДА и министерством спорта раз и навсегда поставить точку в этом вопросе. Если вопрос озвучен на таком уровне, то необходимо провести полноценное разбирательство.


Основная проблема в том, что Владимир Петрович пошел на выборы президента СБР без команды, у него не было сформировано коллектива единомышленников, профильных специалистов и вообще непонятна итоговая цель его выдвижения.


Я держу в руках его предвыборную программу, напоминаю, что все делегаты получили ее на руки в день голосования на конференции СБР, а большинство делегатов и вовсе приехало на конференцию со сформированной позицией за кого голосовать. Читаю дословно пункт один: "Разработка совместно с регионами, одобрение в соответствующих комитетах и министерствах, а также утверждение постановлением правительства РФ "Федеральной целевой программы развития биатлона 2018-2026" с бюджетом несколько миллиардов рублей. Основная цель программы — развитие биатлона в регионах. Создание и реконструкция объектов инфраструктуры, обеспечение оборудованием, оружием и патронами, создание благоприятных условий для занятий биатлоном".


И так далее по всем пунктам. Сейчас май 2020 года, прошла половина президентского срока. Всего в приоритетных направлениях деятельности СБР есть 6 пунктов, но после избрания и формирования штатной структуры управления СБР не было привлечено никаких специалистов, хотя их нужно было привлекать еще до выхода на выборы, а программа так и осталась программой. Такая же ситуация происходила и с формированием прошлого тренерского штаба. Анатолий Хованцев так же, как и Драчев, пришел один, далее мы все помним чехарду с назначениями, потом обвинением пресс-службы в ошибке публикации, потом специалист, "уходивший в закат", и так далее.


Именно эта основная ошибка и привела ко всей сегодняшней ситуации, поскольку все процессы в сборной команде более динамичны, то тренерский коллапс там произошел ранее, чем коллапс в самом СБР, и, соответственно, реагирование со стороны коллективного органа управления СБР (скорее всего, уже с запозданием).


Если рассмотреть сложившуюся ситуацию, то мы имеем сейчас в руководстве СБР двух кандидатов на должность президента СБР на выборах 2018 года. Понятно, что у каждого из них была собственная программа и собственное видение развития. После завершения выборов можно было бы объединить свои усилия, свои команды и свою работу.


Понятно, что мы многого не знаем и не узнаем сейчас, но Владимир Петрович пригласил на работу в правление СБР минимум 3-4 человек, которые поддерживали на тех выборах Виктора Майгурова. Для меня не понятно, как была выстроена эта работа. Я точно знаю о рабочем функционале и направлении деятельности в СБР Андрея Левунина сразу после избрания органов управления СБР, но в итоге через две недели работы все было полностью изменено и фактически функционал по квалификации не использовался.


Выборы президента СБР 2018 года проходили многоэтапным голосованием, хотя такой процедуры уставом не предусмотрено. По идее, можно было закрыть работу конференции СБР и созвать новую. Ни Виктор Майгуров, ни Владимир Драчев не набрали необходимого количества голосов ни с первого, ни со второго голосования. Уже в тот момент было необходимо задуматься об объединении своих команд, вот только команд не было, поэтому мы сейчас и находимся в такой ситуации.


— В ряде СМИ вас включили в список потенциальных кандидатов на роль президента СБР. Вы можете сказать сейчас, будете баллотироваться или нет?


— Чего-то конкретного сказать не могу. Во-первых, чтобы идти и возглавлять такую структуру как СБР, нужны серьезные партнеры, имеющие желание и возможности вкладывать инвестиции в биатлон. На данный момент у меня таких потенциальных партнеров нет. Нужно разговаривать, выделять пул. Во-вторых, мне действительно интересно то, чем я занимаюсь сейчас — это детско-юношеский и молодежный биатлон, который я понимаю от и до. Работать для меня в нем — настоящее удовольствие.


Если будет понимание, что выдвижение необходимо для того, чтобы помочь развитию биатлона, то это возможно. Но, повторюсь, на данный момент есть слишком много "но", чтобы говорить об этом предметно. Как говорится, один в поле не воин, и в данной ситуации это выражение подходит как нельзя лучше. На пост главы СБР нужно идти командой, и командой именно единомышленников, заряженных на помощь биатлону. Но сейчас даже далеким от нашего вида спорта людям понятно, что СБР нужна серьезная перезагрузка и новая команда.


— Экс-глава СБР Александр Кравцов в интервью РИА Новости прозрачно намекнул, что если конфликт внутри Союза не будет решен, то в него вмешается министерство спорта. В правлении СБР это понимают?


— Такие слова очень грустно слышать, на самом деле. Все подобные сигналы выглядят крайне тревожно. Не то, что внутри федерации не должно быть никакого раздрая, там в принципе должны быть только единомышленники, которые думают о движении вперед. У нас же главный человек в СБР позволяет себе говорить членам правления на заседаниях одно, а за их спинами делает совершенно другое. В последние полтора года лично у меня с Владимиром Петровичем вообще нет никакого диалога, хотя во время его предвыборной кампании обговаривались определенные вещи, ставились красивые цели и задачи.


Если бы главной задачей руководитель федерации ставил бы развитие биатлона, то компромисс с членами правления был бы найден. А если мы отпускаем ситуацию и спокойно доводим дело до развала, то, конечно, внутри федерации не может быть мира. Нужно было собрать в кулак всю команду и выработать единое решение. Вместо этого у нас есть многочисленные интервью, письма, заявления и жесткая критика со стороны обеих сторон.


Заседания правления СБР проводятся в последнее время довольно часто и очень продолжительное время. Всему руководству СБР необходимо убрать свои личные амбиции и выработать единый совместный план действий до момента проведения конференции СБР. В том числе выработать шаги по разрешению конфликтов, возникших в последнее время. Все эти проблемы должны быть прозрачны и понятны, а не просто переданы новому руководству СБР как "фига в кармане" или поданы делегатам конференции так, что только действующее руководство может их разрешить.


Когда мы приезжаем на этапы Кубка мира и встречаемся с президентом IBU Олле Далином или первым вице-президентом Иржи Хамзой, с другими членами руководства IBU, мы имеем с ними абсолютно нормальное конструктивное общение. Более того, они постоянно следят за нашей деятельностью, мы регулярно общаемся в переписках и есть понимание что мы все вместе двигаемся в одном направлении. Но когда случайно речь заходит о деятельности СБР, то и они, и мы оставляем данную ситуацию "без комментариев", потому что не поддается никаким прогнозам происходящее или планируемое. Сейчас необходимы, может быть, не самые популярные шаги, но очень важные с точки зрения развития биатлона.


Через нас проходят тысячи ребятишек, и каждому мы говорим: "Ребята, нужно бороться честно". Говорим о соблюдении правил, чистой борьбе, биатлонной семье, патриотизме, о людях, которые находятся рядом. Мы на самом деле сделали многое, чтобы люди приезжали из регионов и говорили: "О, это какой-то другой мир!" И они это говорят и ставят нас в пример СБР, но никакого симбиоза деятельности с СБР не получается, как бы мы ни старались.


Вижу, что регионы устали, им хочется поддержки центра. Ведь можно всегда приехать, решить какие-то вопросы на уровне губернатора, поговорить о серьезном развитии. Не просто прилететь на день, поулыбаться, сделать красивую фотографию и пообещать мифическую работу вместе... Можно побыть в регионе несколько дней, узнать происходящее внутри, все сложности, поставить перед властью конкретные вопросы — ведь у кого-то патронов нет, у кого-то — экипировки, и далее сопроводить эту согласованную работу. Но вопросы, совершенно несложные, не закрываются, и отсюда, как ком, нарастают проблемы.


Более того, как количественное переходит в качественное, так и негативное переходит в ситуацию "опускания рук", всем уже надоели лозунги и обещания, когда на самом деле ничего не происходит. В СБР нет сейчас команды, в том числе не всегда она есть и на местах, чтобы реализовать даже хорошо задуманные дела. Происходит какое-то отрывочное точечное бессистемное руководство, за которым ничего не стоит, нет реальных дел. И с каждым годом ситуация все больше усугубляется. Не везде, конечно, все плохо, есть разные регионы и нижайший поклон за проделываемую работу всем, но в целом у нас нет системы привлечения массового спорта и системы подготовки спортсменов.


Может быть и разногласия в правлении СБР по кандидатурам тренеров возникли именно по этой причине. Это странная и страшная ситуация, когда мы не можем найти кандидатов в тренерский штаб национальной сборной. Понятно, что у большинства специалистов есть действующие контракты, но все равно это итог тех проблем, о которых я уже сказала. Просто никто не выносит на публичное обсуждение положение и ситуацию сейчас в детско-юношеском биатлоне, и какие проблемы сейчас там зарождаются. В том числе и благодаря "позитивной" деятельности СБР по поддержке регионов. Это вылезет нам боком в последующих поколениях атлетов, судей и тренеров.


Может быть идея согласительной комиссии СБР и ЦСП министерства спорта по вопросу назначения тренеров, формирования плана подготовки и кандидатов в члены национальной сборной команды и имеет сейчас форму разумной альтернативы. Сейчас, насколько мы все знаем, правлением СБР сформированы соответствующие списки спортсменов и тренеров, и они переданы в министерство. Если руководство СБР не смогло урегулировать все разногласия на своем уровне, то, может быть, стоит это сделать совместно на следующем этапе, тем более что ЦСП является непосредственным работодателем для тренеров и спортсменов. Очень надеюсь на совместное разумное решение.


Нужно работать, нужно повернуться к своей стране и своим регионам, спортивным школам. Предметно разговаривать с главами региональных федераций. Очень часто президент федерации в той или иной области — фигура номинальная, и никакого развития на самом деле не идет. То есть президент есть, федерация есть, а биатлона нет. Для чего это делается? Чтобы на выборах иметь дополнительный голос. Вот эти вещи, когда есть какие-то образования без реальных спортсменов, нужно убирать. Не может быть так, что Ханты-Мансийск, Тюмень или Новосибирск имеют такой же голос, как какой-то регион, не имеющий у себя биатлона вообще.

Источник