» » » Драчев: «У нас несколько миллионов человек разбираются в футболе, и только 22 человека в сборной ничего не понимают»

Драчев: «У нас несколько миллионов человек разбираются в футболе, и только 22 человека в сборной ничего не понимают»

0 93 26-04-2020 22:30
Драчев: «У нас несколько миллионов человек разбираются в футболе, и только 22 человека в сборной ничего не понимают»

Президент Союза биатлонистов России Владимир Драчев в свежем интервью обозревателю «Спорт-Экспресса» Владимиру Иванову, прошедшем в прямом эфире соцсети Инстаграм, рассказал о причинах конфликта в российском биатлоне. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на sport-express.ru.


— Главное разногласие между Вами и правлением СБР?
— Состав тренерского штаба. Королькевич и Кабуков — совершенно неприемлемы для России. Может, для Казахстана и Белоруссии это были подходящие кандидатуры. Хотя Кабуков по факту закончил все в декабре, контракт с ним больше не подписали. Мы же не можем вот так рисковать в предолимпийский сезон. Странно рассчитывать на то, что придут тренеры, которые вообще спортсменов не знают. И что у нас получится.


— Какие аргументы приводил Валерий Польховский в их пользу?
— Если уходить к истокам, все началось как раз с того, что мы поручили Польховскому провести отчеты тренеров, раздать их регионам и собрать информацию по предложениям по новым тренерам. В итоге пришли 21-23 предложения с регионов, хотя их около 50. И с минимальным перевесом победили как раз Польховский, Королькевич и Кабуков. Кто проводил выборы, тот их и выиграл. Потому что многие не получили информацию, а кто-то вообще не знал, что она собирается. Из-за коронавируса некоторые просто не могли зайти в кабинеты и проверить почту. Поэтому я и предлагал собрать более полноценные данные. Всех 50 регионов. Если они скажут, что эти специалисты должны стать тренерами, то какие проблемы? Но даже председатель тренерского совета Евгений Редькин прислал бумагу, что выборы были проведены некорректно и попросил провести процедуру заново.


— Вы считаете, что Кабуков не соответствует уровню сборной. Основная претензия к Королькевичу — допинг-истории Юрьевой и Старых?
— Вы совершенно правы. Еще словенка попадалась, которая с ним работала. У нас же задача — чтобы сборная России была чистейшей. Мы не брали тренеров, которые даже рядом проходили с допинг-случаями. Был целый пласт допинга, а сейчас говорим, что этих тренеров нужно опять взять. Были же истории... Та же Пылева при Валерии Польховском. Потом были еще случаи. А теперь мы говорим о том, чтобы снова взять тех тренеров. Да и кого берем-то? Уровень? Ладно бы это был Зигфрид Мазе. Я бы поднял обе руки вверх и сказал — да, давайте сложимся по рублю, чтобы он получал 10 тысяч евро и пригласим его, чтобы наша команда к Олимпиаде стала лучшей в мире. Но это не те тренеры, которые достойны работать в сборной


— Приход Польховского в сборную. Изначально это же ваша инициатива?
— Совершенно нет. Когда еще в декабре Алексей Нуждов мне его предложил, я спросил — зачем? Какой смысл? Он ответил, что организация выездов-проездов — не вмешиваясь в тренировочный процесс. Ну ладно.


— Считаете, что эти два года вы двигались в правильном направлении?
— Однозначно. Мы посмотрели весь резерв.


— Что хорошего конкретно вы добились за время руководства российским биатлоном? Только коротко.
— О своей работе коротко не скажешь. Сколько всего добился, вплоть до строительства новых комплексов. 4 миллиарда выделило Министерство обороны; в Чите будет строиться новый комплекс к Олимпийским играм; 600 миллионов выделено в Татарстане — президент готов строить там новый биатлонный комплекс. И таких мест много. Пошло движение. Мы подключаем новые регионы. Да, до всех пока рука не дошла. Многое было задумано на эту весну.


— А вот правление планирует созвать внеочередную конференцию. Может быть, будут выбирать нового президента.
— Это процесс творческий. Сейчас есть много других вопросов. Если примет решение сообщество биатлона, что я не справился, то скажу так — сборная это 10 процентов работы, которую мы должны выполнять. А я выполнял все. У нас несколько миллионов человек разбираются в футболе, и только 22 человека в сборной ничего не понимают. Вот так и у нас. Все хотят, чтобы в один миг мы всех обыграли. Но это нереально! Тут надо заложить фундамент. Если регионы скажут, что я плохо работал, значит, я плохо работал. Но если человек не справляется, то его нужно не клевать, а помогать ему. Для того чтобы поднять биатлон, надо работать вместе.

Источник