» » » Голиков планирует организовать внеочередную конференцию СБР, чтобы снять с должности президента СБР Драчева

Голиков планирует организовать внеочередную конференцию СБР, чтобы снять с должности президента СБР Драчева

0 133 03-04-2020 17:30
Голиков планирует организовать внеочередную конференцию СБР, чтобы снять с должности президента СБР Драчева

Большое интервью исполнительного директора СБР Сергея Голикова в котором он рассказал, что планирует организовать внеочередную конференцию СБР, на которой могут снять с должности действующего главу организации Драчева и выбрать нового президента. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на sports.ru.


— Когда Драчев возглавил СБР в 2018-м, ему требовался исполнительный директор, который наведет порядок в финансово-хозяйственной деятельности. Меня порекомендовал Анатолий Алябьев (двукратный олимпийский чемпион-1980 — Прим. ред.) — я не особо рвался, мешали личные обстоятельства: отец был при смерти — на самом деле даже не хотелось. Но меня убедили. Никто не объяснял мне обязанности — я и так прекрасно понимал, чем нужно заниматься. Я много лет был гендиректором крупной компании: эта работа не представляет для меня сложности — если, конечно, никто не мешает. Еще на входе я спросил Драчева: ты уверен, что хочешь навести порядок? Да-да-да. Мое вступление в должность затянулось примерно на месяц — в течение этого времени я повторил вопрос Драчеву раз пять. Он уверенно отвечал, что только за порядок. Видимо, слово «порядок» мы с Драчевым понимаем по-разному.


— Когда вы стали подозревать, что все идет не так?
— Противоречия появились сразу. В СБР со стороны Драчева начали поступать счета, которые я не оплачивал по сугубо юридическим основаниям. В один из первых дней — у меня еще не было права подписи финансовых документов — Драчев принес счет за рекламные услуги. Спрашиваю: это что? Ответ: это мы перевозили выставку — надо заплатить. Что за выставку — бог его знает, да и неважно. Отложил счет в сторону и пробил контрагента: это контора-однодневка, уставной капитал 10 тысяч рублей, один работник — он же директор и учредитель. Судя по документам, фирма занимается мясопереработкой. И я решил: наверное, за рекламные услуги такой конторе платить не стоит. Драчев пару раз меня спрашивал, как с этим дела, но я отвечал, что не готов нарушить налоговое законодательство. С каждым месяцем ситуация усугублялась.


— Когда возник реальный конфликт?
— У меня нет конфликта с Драчевым — это у него есть конфликт с законом. Я действовал и действую в рамках законодательства, Устава и других нормативных документов СБР. Разумеется, у нас были беседы, на которых я задавал вопросы, а Драчев либо молчал, либо говорил: так нужно для СБР. Я отвечал: если так нужно для СБР, то давай действовать в рамках закона. В декабре я проинформировал Правление о многочисленных финансовых нарушениях в СБР. Какой была реакция на мое сообщение: создали комиссию во главе с Драчевым. С тех пор ничего не изменилось, стало только хуже.


— Вы планируете публиковать подтверждения нарушений?
— Постепенно буду. Все мои претензии к Драчеву имеют документальное подтверждение. Взять водителя его жены, который числился в СБР — на него потрачены 1,5 млн. У меня есть ведомости, которые подписывал Драчев, — я такую хрень не подписываю. А также платежные документы, опять же с подписью Драчева. Нетрудно догадаться, что этот водитель не появлялся на работе. В ОКР электронная система пропусков: если уполномоченные лица сделают запрос, то увидят, что товарищ Медведев, который якобы у нас работал, через систему не проходил. Точнее, проходил пару раз за 1,5 года — забирал вещи Драчева или что-то подобное. Возможно, конечно, он попадал в ОКР через подвал, делал подкоп… Шутки шутками, но предположим, я вру. Могу же я соврать? Тогда Драчев обратится в суд по клевете. Я с удовольствием приду в суд: у Драчева против меня будут истеричные слова, у меня — документы.


— Очевидно, что в ближайшие дни вас уберут из СБР.
— Лично Драчев не может меня уволить — это вправе сделать Правление. Если уволят — я подчинюсь; по контракту, Драчеву еще придется выплатить мне серьезную компенсацию.


— Правда, что вы — один из немногих руководителей СБР, кто получает там зарплату?
— Это так, получаю 180 тысяч рублей грязными. Прямо скажем, зарплата в СБР мне не очень нужна — тут важнее детали. При вступлении в должность Драчев дал мне следующие обещания: персональный автомобиль, оплата проезда из Питера в Москву, оплата жилья в Москве, зарплата. Из всего этого есть только зарплата. Я подумал: ну и черт с ним, ее мне примерно хватает, чтобы ездить из Питера в Москву и обратно, жить в Москве и перемещаться по городу на такси. Вы наверняка догадываетесь, что я работаю в СБР не из-за денег. Я смотрю биатлон с 12 лет, разумеется, помню Драчева-спортсмена. Смею думать, что хорошо знаю статистику биатлона. Дело точно в не в деньгах. Я помню времена, когда биатлоном руководили Тихонов, Прохоров, Кравцов. Тогда никому в СБР не приходило в голову возражать президенту — хотя Устав был примерно таким же, как сейчас. Думаю, причины всем понятны: Драчев — далеко не Тихонов, не Прохоров и не Кравцов.


— Если вы быстро поняли, что дела идут не так по части закона, финансов — почему не уйти?
— Мне кажется, должен уйти Драчев. Зачем уходить мне, если закон нарушаю не я? Чувствую, в свете этих событий я все-таки уйду, но вообще сейчас у меня другой интерес — организовать внеочередную конференцию СБР. Вряд ли я один такой желающий, мне нужна небольшая группа единомышленников — в биатлоне есть нормальные, честные, добросовестные люди.


— Не стоит сделать поправку на положение в стране? Кажется, сейчас менять власть не очень уместно.
— Не сейчас, а когда наступит благоприятное время — до 30 апреля все равно созвать конференцию невозможно. Но я не могу понять — что плохого от перемены власти? Хуже, чем президент Драчев, для биатлона придумать сложно. Я понимаю: вы хотите сказать, что скоро предсезонка, а как же команды? Я не буду вредить биатлону. Я подумаю и выберу время, когда ущерба будет минимум, а пользы максимум. Если 1 мая ситуация стабилизируется, то можно сразу начинать: тогда с точки зрения организационных моментов провести конференцию в июле — реально.


— Если вы за уход Драчева, то логично предложить кандидата на замену.
— Кандидат у меня есть. Если он согласится, чтобы я назвал фамилию, я это сделаю.


— Он входит в правление СБР?
— Не входит. Вообще, я за досрочные честные выборы президента с достаточно большим количеством кандидатов — не 2 человека, а хотя бы 3-4. В плане руководства я ни на что не претендую. Мне хочется организовать конференцию и выбрать достойного кандидата. Если это произойдет — посчитаю задачу выполненной; и буду спокойно жить на даче, собирать грибы в лесу. В ином случае, в структуре СБР есть контрольно-ревизионная комиссия. Сейчас она бездействует — никто не знает, кто туда входит. Я бы предложил туда себя с понятной целью — контролировать действия следующего президента. Это нормальная конструкция для любой организации.


— Драчев говорит, что вы причастны к письму ветеранов с призывом к его отставке (это письмо подписал и Анатолий Алябьев, на фото ниже — Sports.ru). Причастны?
— Не особо. Я поддерживаю это письмо, но считаю, что оно слишком мягкое. Я бы написал жестче и с фактами.


— В середине зимы была информация, что вы рассорились с Драчевым — и он вас уволил. Но потом вы же это и опровергли.
— В конце декабря на «Ижевской винтовке» умные люди советовали Драчеву поговорить со мной откровенно и вовремя разобраться. Вместо этого он втихаря написал приказ о моем увольнении — тут вернемся к тому, что он не может уволить меня по Уставу. Приказ, кстати, очень смешной — когда-нибудь покажу стране. Я в качестве альтернативы предложил самому Драчеву уйти в отставку в связи с его «великой деятельностью». Это было в январе, не на Правлении, но публично в рамках СБР. В ответ Драчев аннулировал мой пропуск в ОКР, лишил права подписи на финансовых документах — аннулировал доверенность. Через три дня пропуск пришлось восстанавливать, доверенность он написал заново.


— Вы участвовали в летней разборке с контрактами. Драчев говорит, что на встрече с командой в Сочи вы гнули пальцы веером и всех злили, кто-то даже ушел с собрания.
— У меня пальцы так не гнутся, веером я не умею. На собрании присутствовали тренеры и спортсмены — с собрания ушел один человек. Тот, кто и раньше уходил, независимо от тем разговора. Правление утвердило контракты в апреле 2019-го. До этого проекты были высланы во все сборные; тренеры должны были собрать замечания и предложения спортсменов. В середине апреля мы получили от тренеров информацию, что замечаний и предложений нет. Поэтому Правление и утвердило. Потом выяснилось, что в мужской команде есть несогласные. Первый вопрос: чем вы думали, когда читали? Второй: почему не вышли на обсуждение? Приведу пример по женской команде. Там контракты сразу подписали все, только Катя Юрлова обратилась ко мне: так и так, есть моменты, которые у меня вызывают вопросы, давайте обсудим. Никаких проблем, мы пересеклись в Питере, и Катя в тот же вечер улетела. Решили вопрос за полчаса, я обращу внимание на это. За полчаса — в отличие от мужской команды. Почему так получилось с мужчинами? Возможно, за спортсменами кто-то стоял. Но я считаю, что в большей степени виноват Хованцев — главный тренер и тогда старший тренер мужской команды.


— По сути, вы — один из спонсоров СБР, через «Максидом»?
— Я акционер «Максидома», компания помогает биатлону. В большей степени непублично — это касается детских соревнований, которые проводит Алябьев, и в целом поддержка федерации биатлона Санкт-Петербурга. Плюс у нас исторически сложилась поддержка Димы Малышко — когда он был совсем юным спортсменом, я помогал от имени «Максидома». И в прошлом, и в этом году компания выделяла небольшие суммы на СБР — в основном это мелкие расходы. В бюджете сказано примерно так: «Максидом» и аффилированные с ним лица или компании — это я имел в виду себя. Я тратил на СБР свои деньги, но теперь уже не буду — устал.


— Есть ли у СБР потенциальные спонсоры, которые готовы дать деньги, но не хотят идти к Драчеву?
— Я могу перечислить много олимпийских чемпионов, которым точно дадут больше, чем Драчеву. Все просто: Драчеву не дают ничего — любой другой получит больше. Что это за спонсоры? Начну с себя — для другого президента я дал бы больше. Могу предполагать компании, но не могу назвать. Люди готовы общаться с ответственным президентом, который не станет транжирить деньги непонятно на что. Наконец, просто с адекватным человеком. У нас были потенциальные спонсоры, не захотевшие работать лично с Драчевым.


— Есть вариант, при котором вы можете остаться?
— Новый президент. Плюс если бы мне предложили нормальные условия работы — я не про деньги, разумеется, а про права и обязанности. Хотя, если честно, мне не очень хочется. Сейчас есть большое желание организовать внеочередную конференцию.


Первое интервью Голикова с ответом на него Драчева и наш опрос «Кому Вы больше верите в этой истории?»

Источник