» » » Анна Богалий: «Ощущение, что наш биатлон ходит с протянутой рукой. Драчев рассказывал, сколько придет спонсоров – где это все?»

Анна Богалий: «Ощущение, что наш биатлон ходит с протянутой рукой. Драчев рассказывал, сколько придет спонсоров – где это все?»

0 9 27-03-2020 06:30
Анна Богалий: «Ощущение, что наш биатлон ходит с протянутой рукой. Драчев рассказывал, сколько придет спонсоров – где это все?»

Двукратная олимпийская чемпионка по биатлону Анна Богалий подвела итоги выступления сборной России в завершившемся сезоне. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на teamrussia.pro.


— Что можно сказать об итогах сезона, в котором у сборной России одна победа и еще шесть призовых мест на Кубке мира и ЧМ-2020?


— Даже и не знаю. Кроме Саши Логинова, который выиграл золото чемпионата мира, выделить и некого. Еще было серебро женской эстафеты, в медали заезжали Света Миронова и Матвей Елисеев в спринте. Но в лучшие годы мы могли столько медалей собрать за один этап Кубка мира. А теперь это результат целого сезона. Конечно, это печально, грустно и наводит на определенные мысли. Конечно, могло быть и лучше. Да, бывают и какие-то моменты — например, когда габарит не прошел. Но в целом, мы должны по-другому выглядеть и бороться. Нужно садиться и плотно работать над анализом выступлений. Надеюсь, что сейчас в СБР это и происходит. Потому что дальше так продолжать нельзя. Не может всем без исключения не везти или всем разом не подходить тренировочная программа. Значит, надо принимать решения и делать шаги по выходу из этой ситуации, может, даже нестандартные.


— Кроме Логинова, кто-то еще мог претендовать на медали чемпионата мира?
— Мужская эстафетная команда могла биться за пьедестал. Но нам на протяжении этой зимы всегда чего-то не хватало. Не всегда чуть-чуть, ведь порой от третьего места до четвертого может быть и минута разницы. Но посмотрите, мы сами берем дополнительные патроны на стрельбе, или даже уходим на штрафные круги. А этого мы делать не должны, если боремся за победу или медали. Вспоминается, как когда-то с командой только начал работать Валерий Польховский. И в 2001 году он нам сказал: в сборной СССР в эстафету попадали только те, кто не брал запасных патронов, нужно было проходить всю стрельбу чисто.


— Как этого добиться?
— Тем, кто сейчас в команде, не хватает определенного опыта, нет слаженности. И вроде бы все стараются, но где тонко, там и рвется. Что-то мы упускаем от излишнего желания, в каких-то моментах перестраховываемся. Эти вещи должны быть наработаны во время летне-осеннего периода. А когда выходишь на гонку, об этом уже не стоит думать, надо делать, как умеешь. Переболеть своими ошибками и недочетами нужно во время подготовки к сезону. А потом выходить и биться без боязни. А у нас сейчас почему-то все происходит наоборот. И это уже вопрос к тренировочному процессу.


— На что именно стоит обращать внимание?
— Если выстроить все так, чтобы в контактных гонках мы не проваливались, тогда и эстафеты будут легче бежаться, самим спортсменам будет интересней. А когда ты не готов, нос повесил, и как будто пытаешься из ямы выбраться, ничего не выйдет. Должен быть кураж, борьба и понимание, куда ты движешься. Не отбываешь эстафету, как повинность, а творишь ее. Для этого нужно очень много работать над этими компонентами. Все контактные гонки тяжелые еще и с психологической точки зрения. И чтобы этого избежать, тоже должен быть определенный навык. Это не должно быть одним днем, потренировались и побежали, это работа всего сезона, а порой и не одного. Чтобы можно было выбирать кого угодно и ставить на любой этап.


— И все-таки, пять четвертых мест в шести эстафетах у мужчин выглядят как тотальное невезение.
— А я бы попросила посмотреть, сколько раз ребята из эстафет занимали высокие места в масс-стартах или хорошо продвигались вперед в гонках преследования. Потому что здесь, повторюсь, прямая связь. А мы в контактных гонках, наоборот, откатываемся назад. Может, это как раз не невезение, а сама судьба нам говорит: ребята, задумайтесь, может, надо что-то по-другому сделать? В современные времена надо по-другому подготовку выстраивать, работать не так, как было раньше.


— Еще по ходу сезона тренеры пробовали привлекать в эстафеты спортсменов, не находящихся в расположении главной сборной — Карим Халили, Евгения Павлова.
— Женю вообще вызвали в Рупольдинг из Новосибирска! Она летела туда и обратно на единственную гонку. Мне кажется, это глупость, честно. Как будто это направлено не на развитие спортсмена, а просто на то, чтобы он устал. Хотя мне бы не хотелось искать какие-то подводные камни и думать, что это было именно так. Но Павлову действительно дернули на одну эстафету, без какого-то периода адаптации. А ведь в Новосибирске в это время настоящая зима, перемороженный снег, не такое быстрое скольжение. И вот Женю оттуда вызывают, причем ставят сразу на первый этап. И она почти с трапа самолета оказывается на трассе — вы не представляете, насколько это сложно. И то, что в итоге получилось, не самый плохой вариант.


— То есть вы такую практику не одобряете?
— Здесь у меня вопрос к тренерам — что, по итогам подготовительного периода у нас совсем некем заменить заболевшего спортсмена, и нужно вызывать человека из Новосибирска? Я была очень возмущена этой ситуацией. Ведь всегда важно поступать по-человечески. Спортсмен — он не машина, которую ты завел, прогрел и поехал. А что касается Халили, приезжавшего с Кубка IBU, его действительно нужно накатывать. Карим на этапе в Чехии очень здорово себя проявил, я была очень рада видеть, как он борется. Пока ему немного не хватает силы, но это временное, с таким желанием и потенциалом у Халили все должно быть хорошо. Спортсмен у нас уже есть, надо дождаться, чтобы он созрел.


— Уже не в первый раз сборная России хорошо начала сезон, попадала в призы на первых этапах Кубка мира, но потом случился спад. Это тренерский просчет?
— Ребята подготовились к старту сезона, пробежали, а потом, наверное, просто устали. И оказались не готовы держать ту же скорость, за исключением Саши Логинова. Видно было, что у многих организм себя странно вел. Либо многое не доделали, либо неправильно спланировали. Но мне сложно сказать что-то определенное. Я эти тренировочные планы не писала и тем более, не выполняла как спортсмен. Это то, о чем мы говорили в начале — надо садиться, и разбираться по каждому. Есть кардиограммы, планы работы, выполненные объемы. Нужно это анализировать, смотреть, что было год назад, что сейчас. У кого прогресс, у кого падение скорости, и почему так получилось.


— Очень много разговоров было о работе сервиса. Весь январь обсуждали приобретение шлифт-машины. Ваша точка зрения на эту проблему?
— Когда лыжи не едут, это действительно большая проблема. Но насколько в данном случае она велика? Не хотелось бы обсуждать некоторые моменты в прессе. Но действительно ощущение, что российский биатлон последние пару лет ходит с протянутой рукой. И хочется спросить главу СБР Владимира Петровича Драчева — он в предвыборной программе обещал, что все у нас будет замечательно, рассказывал, сколько придет спонсоров. В том числе и лично мне говорил, как мы все заживем. И вот сейчас интересно — Владимир Петрович, а где это все?


— Какие пути выхода из ситуации вы видите?
— Главное, чтобы от этого всего не страдала команда, и шло развитие биатлона в регионах. Потому что на местах биатлон порой выживает. И бывает сложно по многим вопросам. А национальной сборной спорт не ограничивается, и если не будет подпитки из регионов, их поддержки, у нас скоро не будет совсем ничего. Должен быть диалог всех заинтересованных сторон, чтобы биатлон становился лучше. А сезон Кубка мира с одной победой Саши Логинова — это лакмусовая бумажка нынешнего состояния дел. Один в поле не воин.


— Если говорить о приятных моментах, то женская сборная через Кубок наций вернула себе максимальную квоту в стартовых протоколах на будущий сезон. Это важно?
— На самом деле, очень важно. С Кубком мира ни один старт не сравнится. И это не какой-то пафос, а факт. Уровень конкуренции там максимальный, все бьются за высокие результаты, и к каждой гонке нужно очень серьезно готовиться. И теперь мы будем иметь возможность попробовать в таких условиях еще одну спортсменку. Может, подключить молодежь, начать кого-то обкатывать. Либо попробовать уровнем выше тех, кто проявляет себя на Кубке IBU. Надо только грамотно все планировать, выстраивать работу не на один сезон, а как минимум на два. Смотреть уже на период до Олимпийских игр. Сейчас это еще возможно, а по ходу следующего уже будет форс-мажором.


— У мужчин, например, по ходу нынешнего сезона побеждали представители всего четырех стран, причем у сборных России и Германии оказалось по одной победе, а все остальные поделили Норвегия и Франция. А у таких сборных, как Швеция, Италия, Украина вообще не оказалось личных пьедесталов. О чем это говорит?
— О том, что внутренняя конкуренция у норвежцев и французов очень высока, и это дает результат. У Норвегии очень мощная команда и у девушек, и у ребят. И этот уровень заставляет каждого еще сильнее работать над собой. Вспомните наши времена, когда мы с девчонками все могли оказаться в топ-15. И это, кстати, было очень серьезным испытанием и для сервисменов, потому что все лыжи на шестерых нужно подготовить за 30-40 минут, и для тренеров. Очень хочется, чтобы мы вернули те времена.


— В то же время у женщин победы одерживали биатлонистки из шести стран, а представительницы еще шести сборных попадали на пьедестал. Выходит, у них конкуренция сейчас выше, чем у мужчин?
— Не соглашусь. Если говорить о мужском турнире, дело в том, что когда спортсмен на протяжении сезона сохраняет такую свежесть на трассе и стрелковую форму, как Йоханнес Бе, то обыграть его вообще очень сложно. Не назову его непобедимым, но у норвежца очень высокий уровень психологической стабильности. Поэтому не сравнивая мужчин и женщин, скажу, что конкуренция в целом растет.

Источник