» » » Александр Логинов: «Мой организм не готов сейчас переваривать такую нагрузку. Причина не в лыжах, а во мне: чувствуется слабость, скачет давление»

Александр Логинов: «Мой организм не готов сейчас переваривать такую нагрузку. Причина не в лыжах, а во мне: чувствуется слабость, скачет давление»

0 20 09-03-2020 14:30
Александр Логинов: «Мой организм не готов сейчас переваривать такую нагрузку. Причина не в лыжах, а во мне: чувствуется слабость, скачет давление»

Лидер биатлонной сборной России Александр Логинов на этапе Кубка мира в чешском Нове Место дал большое интервью корреспонденту российского федерального телеканала «Матч ТВ» Евгению Дзичковскому. Полный текст интервью с чемпионом мира читайте в первоисточнике на официальном сайте тв-канала matchtv.ru.


— После 65-го места в чешском спринте вы не стали давать комментарии в микст-зоне. Не хотели ругать лыжи?
— Нет, по поводу инвентаря мне сказать нечего. Когда в Анси были проблемы с инвентарем, мог об этом сказать. Сейчас не вижу смысла.


— Значит, есть другая причина?
— Однозначно. Если физическое состояние не позволяет бороться, никакие лыжи не помогут. Видимо, мой организм не готов сейчас переваривать такую нагрузку. Причина не в лыжах, а во мне: чувствуется слабость, скачет давление. Есть легкие проблемы со здоровьем. И когда кто-то говорит, что я не собираюсь ехать в Осло из-за отношения ко мне норвежских болельщиков, это, конечно, неправда. Не в обиду тем людям, которые выдвигали такую версию. Если и не поеду, то лишь затем, чтобы не причинить вреда здоровью.


— Не все бы поняли, если бы это действительно было из-за болельщиков.
— Конечно, глупость. Мне нравится этап в Осло, там всегда много наших. Единственную причину, по которой могу не поехать, уже назвал. Никогда и никому не говорил, что проблема в болельщиках, даже не обсуждал ни с кем эту тему.


— Если здоровье позволяет, логичнее выступить назло недоброжелателям — в спорте такое бывало.
— Полностью согласен. Реакция норвежского сектора в Антерсельве не может повлиять на мое решение выступать или не выступать в Осло.


— Эстафету в Нове-Место пропустили тоже по здоровью или, как сказал тренер Сергей Белозеров, в рамках идеи попробовать молодых?
— Был разговор, пришли к общему знаменателю. Никаких проблем. Готов выступать, когда знаю, что помогу команде, но я не в том состоянии.


— С вами в эстафете могла быть медаль.
— Если бы да кабы — это не про спорт.


— Помогла разгрузить голову поездка домой между Антерсельвой и Нове-Место?
— Безусловно. Главный ее итог — получилось психологически отдохнуть.


— Допинг-офицеры навещали?
— Как без них? Пришли разок поутру. Нормальное явление.


— Итальянская полиция вернула вам телефон и прочее изъятое?
— Нет.


— Скажите, личный тренер на трассе дает большую прибавку к результату?
— И тренер, и просто близкий человек — их поддержка в любом случае важна. Понятно, про кого вы спрашиваете, уже отвечал: Александр Касперович хотел помочь мне именно на трассе.


— Вопрос в другом. Для большинства людей, не вовлеченных в процесс, тренеры во время гонки нужны, чтобы кричать: «Саша, давай!», «Отстаешь на шесть секунд!» и «На тебя смотрит страна!» Стоила ли овчинка выделки? Личный тренер мог и у телевизора покричать, а не брать чужую аккредитацию.
— Прогуляйтесь по трассе во время гонки, и увидите, какое количество тренеров там рассредоточено. Если бы от них не было помощи, вряд ли бы они стояли. У каждого своя задача: один ведет гонку, второй работает на стрелковых поправках, третий сообщает о контрольных отсечках. Это самый минимум из того, чем они помогают.


— Вы производите впечатление порядочного человека. Только этот образ совершенно не вяжется, простите, с иглой в вене. Вот ключевая точка в обидах иностранцев, разве нет?
— Я ненавижу иглы в вене и презираю всю эту тему. Это первое. Второе — за комплимент спасибо. Меня не все хорошо знают как человека. Но есть друзья, знакомые, люди, представляющие, какой я на самом деле. Они меня поддерживают. Их мнение для меня важнее.


— Тогда прокомментируйте свои. «Никогда не употреблял допинг, ни раньше, ни сейчас. И не собираюсь, презираю даже мысль об этом. Могу объяснить всё, но всему свое время. Оно придет. Не знаю, как во мне оказался эритропоэтин, мне это неинтересно. Сожалею, что оказался в этой ситуации, но вины своей в том, чего не совершал, не признаю». Вы сказали это в прямом эфире «Матч ТВ». Словам «мне неинтересно», не обижайтесь, не поверю.
— Наше интервью склеивается в одну тему, и все же комментариев не будет, как бы вы ни формулировали вопрос. Потому что прежде, чем говорить, всегда думаю и несу ответственность за свои слова.


— Надеюсь, заканчивать не собираетесь? Не то Александр Тихонов грозился выпороть вас кнутом. Читали?
— Такое не читаю. Но вопрос непростой. Конкретного ответа не дам. Пока тренируюсь и готовлюсь выступить в концовке сезона. Надеюсь, здоровье позволит.

Источник