» » » Даниэль Кузьмин: «Сейчас женский спорт в целом переживает кризис. Все сидят в Instagram...»

Даниэль Кузьмин: «Сейчас женский спорт в целом переживает кризис. Все сидят в Instagram...»

0 72 19-02-2020 02:30
Даниэль Кузьмин: «Сейчас женский спорт в целом переживает кризис. Все сидят в Instagram...»

Интересное интервью тренера и супруга олимпийской чемпионки Даниэля Кузьмина, подготовленное Натальей Марьянчик, в котором есть ответ на вопрос, почему российским юниорам не удается реализоваться во взрослом спорте? Полный текст интервью читайте в первоисточнике на sport-express.ru.


— Братья Бе не поняли, как Логинов смог настолько прибавить всего за две недели сбора. Вы разделяете их сомнения?
— У нас с Настей был похожий случай в 2010 году, когда она сломала руку, а спустя шесть недель после операции выиграла Олимпийские игры. Тогда тоже все недоумевали, как такое возможно. Разница только в том, что у Насти ранее не было дисквалификации. Так что в принципе, набрать форму за несколько недель вполне реально. Да и я не скажу, что Логинов сейчас особенно быстр ногами. Чисто визуально он проигрывает и Фуркаду, и норвежцам. Зато Саша очень быстро стреляет. Я не смотрел аналитику, но думаю, в спринте он выиграл у всех секунд десять только за счет времени пребывания на рубеже.


— Миронова не напоминает вам супругу? Она, как и Анастасия, быстра на лыжне, но не всегда стабильна на рубеже.
— Мое личное мнение: Света живет в телефоне. А в таком случае сложно чему-то научиться. Настя в ее годы была уже лидером мирового биатлона. А Миронова раз бежит вровень с лидерами, а в следующий — по полторы минуты им проигрывает. Если ты и не стреляешь по 90 процентов попаданий, как лучшие снайперы, и потом еще и в гонке проседаешь — то о каком лидерстве тут говорить?


— А как вы объясняете такие перепады?
— Сложно сказать, я же не работаю с командой, только иногда вижу их на каких-то сборах. Не знаю, какие там были объемы, как спланирована подготовка. Видно было, что пик у них был в декабре. А сейчас почти все выглядят блекло. Высотный чемпионат мира — это вообще отдельная история. К нему нужно подводиться целенаправленно, и не только в текущем сезоне. Допустим, перед Олимпиадой в Сочи мы с Настей предварительно, за несколько лет, проводили сборы на нужной высоте. Приехать и подвестись к высоте за две недели до чемпионата мира — это невозможно.


— Наша главная проблема: куда деваются все талантливые юниорки? Почему практически никому, в отличие от вашей супруги, не удается реализоваться во взрослом спорте?
— Сейчас женский спорт в целом переживает кризис. Слишком много появилось в жизни молодых девушек отвлекающих моментов. Все сидят в Instagram и видят, что можно красиво сфотографироваться и заработать столько же денег, как отпахав целый сезон. Чтобы противостоять этим соблазнам, нужно быть фанатом спорта. А я таких людей в России, да и во многих других странах, не вижу. Посмотрите на ту же Доротею Вирер: да, она выигрывает, но она не фанат своего дела. Сезон заканчивается, и у всех девчонок тут же появляются в соцсетях фотки с пляжей и островов. Кто-нибудь едет закатываться на Камчатку или в норвежский Шушен, как мы делали? Там же скучно...



«В Норвегии из 5,5 миллионов населения 1,5 миллиона катаются на лыжах. Поэтому не надо говорить, что все норвежцы астматики»



— Ну, норвежцев в Шушене, наверное, много.
— Конечно. Лыжники, биатлонисты, любители — все там. Если в стране из пяти с половиной миллионов населения полтора миллиона каждые выходные катаются на лыжах — как тут может в принципе не быть результата? Поэтому не надо говорить, что все норвежцы астматики. Дело вообще не в этом. Просто у них есть огромная база, из которой можно выбирать.


— Может быть такое, что фирма-производитель дает условной Кузьминой топовые лыжи, а условной Старых — пары похуже?
— Я думаю, что сборная России получает точно такие же лыжи, как получала Настя. Если ты уже дошел до уровня Кубка мира, выступаешь за национальную сборную России, фирма будет давать лучшие пары. А Старых, если уж заговорили про нее, вообще выступает на лыжах другой фирмы. Старых, наверное, последняя гонщица из России, кто ее представляет. Поэтому, я думаю, ей дают хорошие лыжи.


— Чем планируете заниматься лично вы?
— В прошлом году я тренировал параллельно с Настей мужскую команду Словакии. Но я не вижу там у людей того фанатизма, о котором я говорил. Там у спортсменов нет стремления сделать свое дело не на сто, а на 120 процентов. Когда ты после работы с такими людьми, как Настя, приходишь работать с биатлонистами, которые плюс-минус ничего не хотят, ты сам начинаешь терять мотивацию. Поэтому я не стал продолжать.


— Теоретически вы рассмотрели бы предложение о сотрудничестве из российской сборной?
— Зависит от конкретного предложения. Но работать с командой на постоянной основе я, честно говоря, не готов. Ты 21 день в месяц находишься вдали от дома, отрезан от нормальной жизни, дети растут без тебя. Знаете, сколько тренеров потеряли свои семьи и остались ни с чем? Плюс, ты несешь огромную ответственность: если команда выигрывает — спортсмены молодцы, о тренере вспоминают в последнюю очередь. А вот если проигрывает — ты в полном дерьме. Что там делал или не делал на тренировках спортсмен, никого уже не интересует.

Источник