» » » Александр Касперович: «Когда в биатлоне стали работать иностранные специалисты, очень многие взгляды поменялись, на мою методику в том числе»

Александр Касперович: «Когда в биатлоне стали работать иностранные специалисты, очень многие взгляды поменялись, на мою методику в том числе»

0 58 17-02-2020 22:30
Александр Касперович: «Когда в биатлоне стали работать иностранные специалисты, очень многие взгляды поменялись, на мою методику в том числе»

Елена Вайцеховская взяла интервью у личного тренера Александра Логинова Александра Касперовича. Полное интервью с наставником лидера российской сборной читайте в первоисточнике на russian.rt.com.


— Сергей Белозёров рассказал, что вас специально привлекли к подготовке на заключительном сборе команды в Риднау, чтобы Александр Логинов получил возможность максимально плодотворно готовиться к чемпионату мира по личному плану...


— Меня привлекли к подготовке? Ну что ж, пускай будет так. Мы как работали вместе с Сашей последние семь лет в индивидуальном порядке, так и продолжаем. У меня имеются собственные наработки в том, что касается силовой подготовки, функциональной, стрелковой, отработана вся методическая часть. Есть ещё много тренировочных моментов, которые можно улучшать, но в целом мы уже очень давно работаем по одной схеме и готовимся к главным стартам, ничего не меняя. Это же касается цикличности.


— Так получилось, что Логинов — единственный спортсмен в мужской российской сборной, кто приехал в Антерсельву не просто участвовать в чемпионате мира, а бороться за золотые медали.


— Я бы не был столь категоричен насчёт «только участия» остальных спортсменов. У нас есть очень способные ребята — тот же Никита Поршнев, Кирилл Стрельцов, Карим Халили, которые должны в ближайшем будущем, как мне кажется, перейти в категорию лидеров команды. Логинов, безусловно, сильнейший, но он уже давно идёт своим путём. На самом деле, вы задали интересный вопрос. Никогда не размышлял об этом.


— Помню, как 5-6 лет назад вы мне рассказывали о преимуществах своей системы применительно к индивидуальной работе со спортсменом. И говорили, что эту методику вы на тот момент тестировали уже 11 лет...


— Я действительно проверял её и на юниорских командах, и на молодёжных и считаю, что она работает очень эффективно. Просто когда в биатлоне стали работать иностранные специалисты, очень многие взгляды поменялись, на методику в том числе.


— Но сейчас иностранных специалистов в российской команде уже нет…


— Есть другие. Я не знаю, честно говоря, каких методик они придерживаются, просто не знаком с этим.


— А у взрослых парней и юниоров она одна?


— Направление одно и то же. В этом плане у нас с Логиновым ничего не поменялось с тех пор, как он бегал в юниорах. Просто с возрастом у спортсмена увеличивается нагрузка, увеличивается интенсивность работы, сокращается время, которое биатлонист проводит на рубеже. Логинов начинал стрелять с 38-40 секунд. Сейчас, как видите, стрельба у него стала совсем другой.


— В гонке преследования было отчётливо видно, что, если у Йоханнеса Бё есть некий скоростной запас, позволяющий ему бороться за победу при двух промахах, то у Логинова такого запаса нет. Получается, Саша может делать ставку только на безупречную стрельбу? Или скоростной резерв можно разработать в себе точно так же, как и остальные качества?


— Я ещё не разговаривал с Сашей после гонки, но уверен, что он находится в очень хорошем функциональном состоянии. Это было понятно уже после первых стартов в смешанной эстафете и спринте. Логинов не слабее, чем Бё, и я вижу, что на текущем этапе мы очень хорошо подравнялись по скорости со всеми лидерами, включая Бё и Фуркада. Судьбу медали между ними решает только стрельба на рубеже. Примерно как это и случилось: один промах — и у тебя уже не золото, а только бронза.


— Да, но Бё при двух стоит на пьедестале, а Логинов наверняка оказался бы за его пределами...


— Возможно, к воскресенью у Саши уже пошло наслоение усталости. Я пока не знаю, как у него работали лыжи, каким было общее самочувствие. Из того, что видел со стороны, начал он гонку легко. А вот на финиш шёл уже подуставшим. Но это мои догадки. Понятно, что какие-то вещи можно оценивать по движениям ног на трассе, по выносу рук. Мы уже долго работаем вместе, поэтому я знаю Логинова как свои пять пальцев.


Допустим, когда мы делали развивающую работу на сборе в Риднау, я сразу сказал, что у нас с функциональным состоянием всё очень хорошо. Понял это, когда увидел, как Саша идёт в подъём. Он постоянно как бы находится в фазе полёта, перекладываясь справа налево и слева направо. То есть успевает подхватывать каждое движение. В смешанной эстафете я лишь дополнительно убедился, что был прав — сами видели, какую там Саша показал скорость. А в спринте он проявил ещё и бойцовские качества.


— Не испытываете дискомфорта, оказавшись в команде, в которой вы всего лишь личный тренер одного из спортсменов без каких бы то ни было прав, без возможности что-то подсказать?


— Да говорите уж прямо: притом что никому не нужен! Конечно, это состояние трудно назвать комфортным. Это очень неприятно, когда ты постоянно чувствуешь себя изгоем. Ничего, переживём и это. Надеюсь, с Александром мы будем работать вместе до завершения его карьеры.


— В интервью после победы Логинова в спринте президент СБР Владимир Драчёв рассказывал, как удалось в достаточно короткий срок решить проблему с подготовкой лыж для команды...


— Да, я слышал об этом. Но нас та проблема не слишком коснулась. Для Логинова я выбираю лыжи сам, прямо у производителя инвентаря. Здесь, в Антерсельве, у Саши 54 пары.

Источник