» » » Сергей Белозеров объяснил причины низкой результативности российских биатлонистов на последних этапах КМ

Сергей Белозеров объяснил причины низкой результативности российских биатлонистов на последних этапах КМ

0 113 19-01-2020 15:30
Сергей Белозеров объяснил причины низкой результативности российских биатлонистов на последних этапах КМ

Старший тренер мужской сборной России Сергей Белозеров в объемном интервью Вячеславу Самбуру попытался объяснить причины неудачных выступлений своих подопечных на последних этапах Кубка мира. Полный текст интервью читайте в первоисточнике на sports.ru.

— Еще до сезона я декларировал замысел: мы немного подняли интенсивность работы, чтобы без разгона зайти на первые этапы Кубка мира. Как я считаю, у нас это получилось.


Ради чего это было сделано? У меня такой подход. Есть главные старты — чемпионаты мира и Европы, где мы должны хорошо выступить. Но естественно, мы не можем жертвовать этапами, потому что имеем обязательства перед болельщиками и страной, которая нас одевает и кормит. Суть в том, что команда, за исключением Логинова, не готова весь сезон держать форму. Вот почему мы разбили соревновательный период на два отрезка: стартовые этапы Кубка мира, а потом выход на ЧМ и ЧЕ, которые стоят рядом по календарю.


Такой подход позволил нам провести качественные первые этапы — проверить предстартовую подводку и потенциал спортсменов, что у нас вообще наготовлено за лето и осень. Пауза между третьим и четвертым этапами позволяла провести хороший сбор с аэробной направленностью, чтобы восстановить потенциал. Реалии оказались немного другие.


— Почему не складывается в январе?


— Два момента:


1. После этапа в Анси почти все ненадолго разъехались по домам, заверив, что найдут возможность делать работу там. Я сбросил ребятам планы — низкоинтинсивные циклические нагрузки большого объема. Как оказалось, не все смогли эту работу выполнить; исключение — разве что Гараничев. 3 января на сборе в Обертиллиахе я провел ступенчатый тест, чтобы оценить аэробную составляющую, и мне многое стало понятно. Сейчас мы видим результат этих недоделок.
2. Логистика. Парни приезжали в Обертиллиах в разные даты. Яркий пример — Елисеев. Учитывая физиологическую специфику, как раз ему больше всех были нужны восстановительные мероприятия. Но он участвовал в Рождественской гонке — этот старт точно не назвать восстановительным. Потом Матвей вернулся в Москву, где нет снега, потом были переезды — в итоге он встал на лыжи только 2 января.

Я ни в коем случае не сваливаю вину на ребят, но такие перемещения не предполагают планомерной работы.


А есть пример Халили: с 22 декабря он работал на сборе в Обертиллиахе, откатался две недели без проблем, прошел полную акклиматизацию. 3 января на тесте закономерно выдал лучшие аэробные показатели. В Оберхофе было видно, что он держит последний круг, поэтому мы и поставили его в эстафету без боязни. Теперь мы имеем по нему положительный срез на будущее.


Мы видим, как здорово сейчас выступают белорусы — они сразу с этапа в Анси уехали на высоту в Антхольц, провели там полноценный сбор.


Наше состояние не совсем удовлетворительное, но я подчеркну: это не критично в плане подготовки к ЧМ. Нам предстоит 16-дневный сбор в Риднау, за который мы успеем все выправить. Волнует скорее то, что выглядим не по своим возможностям.


— Что надо менять в нашей подготовке?


— На будущий сезон нам нужна соревновательная стратегия: какие старты считаем основными, второстепенными, третьестепенными. В этот сезон мы зашли с перестройки и перестановок; да, они не принципиальные, но они произошли. Я обострил подводку к декабрю и объяснил, почему принято такое решение; Хованцев год назад подводился по-другому.


Я наблюдал за норвежцами в прошлом году: они тоже молотят не весь сезон, где-то имеют спад. Немцы традиционно готовятся к ЧМ, остальные старты проходят волнообразно.


Поражают французы. Мы с Артемом Истоминым через инстаграм проследили их перемещения, в том числе в новогоднюю паузу. С норвежцами этого не сделать — они на праздники в инстаграме только фужерами машут, якобы ничего не делают. У Франции спортсмены более честные, открытые — и мы составили их графики.


Вдумайтесь, они проводят реакклиматизацию после горных сборов на высоте 1000 метров. Может, они и живут на такой высоте, но факт в том, что ниже не спускаются. А сами сборы проводят на высоте 1700-2200 метров! Если долго терзать организм такими испытаниями, он приспособится, поэтому французы имеют такую адаптацию: им соревноваться на равнине или даже в Оберхофе и Рупольдинге — полный шоколад.


Для сравнения, у нас без учета Рамзау за межсезонье всего один горный сбор — в Сочи в августе. Этого категорически мало. На следующий сезон я заявил в план три горных сбора без учета Рамзау: Сочи, Обертиллиах и Бельмекен — конечно, они идут не подряд.


— Елисеев посыпался?


— Сейчас я больше всего переживаю за него — Матвею нужно восстановление. Он ярко выраженный скоростно-силовик: то есть за счет прогулок, пропуска гонок и лежания на диване можно что-то восстановить, но плюс будет очень небольшой и очень кратковременный.


Это подтверждают даже гонки в Рупольдинге: спринт он еще выдержал, и то сдал на последнем круге, а в эстафете вы все сами видели.


Как выводить его из этого состояния? Нужна специально-силовая работа, с повышением дыхательного потенциала всех мышц. Не только ползать в 1-й зоне, но и доходить до 3-й. Тогда оперативно восстановится митохондриальный потенциал мышц — все более-менее встанет на место.


Например, у Логинова не так — у него генетически высокий аэробный потенциал. Чем это хорошо: если Саша где-то придавил себя, то 4-5 дней, ну максимум недели хватит, чтобы генетика его восстановила при нормальном питании и спокойном катании. С Елисеевым такое не проходит.


— Логинов, кажется, не так остр и силен, как год назад. Все из-за травмы локтя?


— Не скажу, что проблема локтя стоит так серьезно. Мы получили от аналитического отдела информацию по спринтам, которые берем за основу: отставание Логинова от топ-6 лидеров выросло по отношению к прошлому сезону. В прошлом сезоне он и сам часто был в этих топ-6.


С 22 сентября Логинов провел дома почти месяц, пропустив ключевой сбор в Рамзау — по семейным обстоятельствам. Не думаю, что он сделал тот объем работы, который позволял бы ему теперь иметь хороший потенциал для реализации. Я это понимаю четко, потому что в моей концепции октябрь — базовый месяц, и мы с командой очень плодотворно поработали в Австрии. Вообще, сделали хорошо: увязали Рамзау с Тюменью, и, если помните, из Австрии сразу на неделю перешли на тюменский снег — хочу взять это за основу на будущий сезон.


В Тюмень Логинов приехал, и там меня насторожил один эпизод. Они дружат с Антоном Бабиковым, обычно на всех восстановительных тренировках в первой зоне катаются вместе. Вдруг я вижу, что идут раздельно; спросил у Логинова: что такое? А он: я не могу гулять с такой скоростью, как Антон.


Мы неплохо добавили в Рамзау, а Саше этой работы не хватило.


Лучше бы спортсмен не тренировался июнь. Но октябрь… Если хочешь заходить в сезон с хорошей базовой подготовкой, октябрь нужен. У тех же норвежцев тренировочные объемы говорят то же самое: октябрь у всех очень-очень плодотворен.


Наверное, мы могли настоять на присутствии Логинова в Рамзау, но на тот момент были сложности с передачей ролей, кто кого тренирует. Саня не очень разговорчивый парень, поэтому я много взаимодействую с его тренерами — Касперовичем и Кугаевским. Если что, отношения хорошие, проблем нет. Но я даже не знал, что Логинов пропустит сбор.


Только накануне отъезда мне позвонил Кугаевский: ты знаешь, что Саша не едет в Рамзау?


Я: зашибись, я нет, а правление знает?


Кугаевский: нет, вот тебе и говорю.


Представьте, я приезжаю на сбор, а у меня там нет Логинова. Это шумиха, и мы в очередной раз дураки. Причем правление с меня спросит: ты старший тренер, только что зашел на должность и не знаешь, где у тебя лидер?


Я дошел сначала до Касперовича, потом до самого Саши — он объяснил, что жена вот-вот родит. Попросил его озвучить эту позицию руководству и задал вопрос насчет тренировок. Они с Касперовичем сказали, что с планом все в порядке, работа у них будет. У нас доверительное общение, поэтому дальше я лезть не стал. Как эта работа была выполнена в октябре? Думаю, не совсем качественно.


Саня очень ответственный парень. Он рискнул важным сбором, потому что семья важнее — это я понимаю. Я знаю, как это бывает: жена не спит, ты не спишь — на следующий день не идешь на тренировку, потому что не выспался.


У Эдика Латыпова точно так же было летом. Родилась дочь, вскоре после этого он приехал на сбор: Сергей Иванович, можно я сначала неделю посплю?


— Не жалеете, что не сохранили в команде Малышко и Бабикова?


— Не жалею, но это не значит, что я за них не беспокоюсь.


По Антону я до сих пор в очень больших переживаниях. За неделю до отборов я провел с ним важную беседу. Сразу ему сказал: по многим ребятам олимпийские перспективы непонятны, а вас с Елисеевым приглашали на Олимпиаду-2018. Следовательно, я рассчитываю на обоих как на лидеров команды в 2022-м. Антон, если захочет, может подтвердить, что такой разговор был. Матвей в итоге прогрессирует и идет к лидерским позициям, а у Антона что-то не так.


Как можно находиться в такой приличной форме перед отборами и ничего не показать там? Полное снижение всего за несколько дней. Не знаю, что за этим стоит, но для меня это был шок.


И в случае с Бабиковым, и в случае с Малышко я мог применить тренерское решение. Прекрасно понимаю, что могу настоять на каком-то моменте и реализовать его через свое я. Но тогда это должно принести очень-очень большой плюс, чтобы потом я имел право на еще одно такое решение. А если плюса не будет, то я вообще лишусь такого права.


Ситуации с Бабиковым и Малышко не были критичными, чтобы я включал единоличное решение. Вопросы все равно решались с учетом их дальнейшей пользы для команды — ребята отказались от реальных возможностей на декабрьском отборе в Ижевске, а сейчас вернулись уже в более сложную ситуацию.


Перед руководством мы в итоге отстояли на январь троих: Гараничева, Поршнева и Латыпова — это ведь тоже тренерское решение. Нам нужно было освободить место под Халили. Мы сели с Максимовым и Истоминым, начали рассуждать. Есть Малышко — может ли он принести нам индивидуальные медали? Уже нет. Есть Латыпов. А он может? Пока нет. В этом компоненте они равны. Дальше говорим об эстафетах.


В Эстерсунде Димка зашел на круг, и перед эстафетой в Хохфильцене даже Хованцев с большой опаской спрашивал у меня: надо ли ставить Малышко? Включить его в состав — мое решение, потому что у Димы хороший ход. Кстати, Малышко — единственный в команде, кто от первого к третьему этапу вырос по скорости, приблизился к лидерам. Он говорит, что его плохо тренировали, но на самом деле он как раз спрогрессировал.


Так вот, в Хохфильцене Дима снова ушел на круг. Нам нельзя уходить на круг — с кругом про медали можно забыть. Если бы мы были французами или норвежцами, то может, ходить и можно было. Но уровень нашей тренированности дает понять: мы не можем позволить себе круг.


Я прекрасно понимаю, что можно проиграть на финише 30 секунд — и это будет то же самое, что штрафной круг, только привлечет меньше внимания. Но я рассказываю алгоритм, как выносилось решение. Может, мы взяли неправильный алгоритм, но это решение — общее. Я его не навязывал и Диму не «топил».


Он отказался от «Ижевской винтовки» — и зря. Во-первых, мы вообще-то все на работе, у нас есть договоры с ЦСП, где прописаны обязанности; обязанность спортсмена — соревноваться.


Во-вторых, у Димы были хорошие условия на «Ижевскую винтовку». Было очевидно, что он в хорошем состоянии, чтобы забраться там высоко. Решили: отбеги спринт, попади в тройку — вопрос снят, все согласовали с Драчевым. Попасть в тройку с Диминым состоянием — не такая большая проблема. Теперь он будет отбираться через Рыбинск, где непонятная ситуация со снегом и есть только одно место на ЧЕ.


Дима мне приводил пример: раньше если руководство не прислушивалось к Лопухову, он сразу писал заявление на увольнение и всех посылал. Я это проверил: да нет, такого не было. Но Дима рассказал мне эту историю, чтобы показать, как я должен себя вести.


Да, ему не понравились мои слова про честность, и он написал мне сообщение: посмотрим, каким честным вы будете потом. Ну и что я должен сделать? Быстро позвонить ему? Нет, конечно. Я понимаю, что у него эмоции. Я тоже эмоциональный, но мне надо сдерживаться. Я стараюсь действовать в рамках определенных правил. А тыкать носом, как надо и как не надо — со мной такое не пройдет.


— Лыжи действительно мешают так сильно, как об этом говорят?


— Лыжи нам не мешают — они нам не помогают. Когда я работал в Ханты-Мансийске, то не лез в эти дела. Там прекрасный сервис, фактически уровень сборной и по оснащению, и по всему остальному. Сейчас пришлось погрузиться.


Факторов много. Например, производитель: 90% команды едет на «Фишерах». У Елисеева — «Мадшус», и у него не было особых проблем. Исключение — масс-старт в Анси, но там Матвей сам сказал, что ошибся с выбором структуры. «Мадшус» у Ирины Старых; я переговорил с ней: она довольна лыжами — проблема не в них, а в самочувствии. Посмотрите, на чем бегают французы — у всех разные марки.


Второй момент — эксклюзивные структуры, это уже известная тема. Третий — сама по себе смазка, это профессионализм сервис-бригады, в нашем случае это самый последний вопрос. В профессионализме нашего сервиса мы не сомневаемся, но иногда что-то может случиться — ошибается каждый.


Все вместе — многокомпонентная работа, и сама ситуация не проходящая — даже одна из основных. Мы прекрасно понимаем, что сервис не работает против нас — они делают все, что могут. Но реальность пока такая: в технологическом направлении у нас идет отставание.


— Насколько беспокоит подводка к ЧМ?


— Я понимаю, что за 16 дней в Риднау есть возможность привести всех в порядок. Что радует: команда даже не в оптимальной форме выдерживает стрелковую часть. Обычно за плохим состоянием тянется плохая стрельба, но сейчас ребята справляются. Летом провели большую работу по подгонке оружия и сделали больше стрельбы в 4-5-й зонах интенсивности.


По функционалу я выровняю ситуацию. Переживаю только за Елисеева, потому что он уже идет по лезвию. Я бы его снял с этапа в Поклюке, но нас пока держит его присутствие в топ-15 и необходимость попадать в масс-старт ЧМ. С другой стороны, туда можно попасть через приличные спринт-пасьют. Со спринтами Матвей в этом сезоне справляется — в Антхольце тем более должен, отдохнувший и восстановленный.


Проблема Логинова в Риднау решается легче всего. Мы договорились с Касперовичем, чтобы он приехал помогать.


Мы рассчитываем на Гараничева в эстафете на ЧМ-2020.


Я собрал информацию по ситуации в Эстерсунде в прошлом году: у Жени были основания отказываться от гонки, но не из-за неуверенности в себе, а из-за неуверенности команды в нем. Конечно, это не стимулирует спортсмена. Сейчас ситуацию по нему я веду ровно. Сколько мы общаемся, мне нравится его состояние и настроение. Я рассчитываю на него на первом этапе.


Нужно сформировать состав так, чтобы на втором этапе бежал кто-то из лидеров команды. Будем решать на сборе в Риднау — или Логинов, или Елисеев.
Накануне интервью в видеоформате с Сергеем Белозеровым сделал Александр Круглов:

youtube.com

Источник