» » » Вице-президент СБР — об итогах биатлонного конгресса в Мюнхене

Вице-президент СБР — об итогах биатлонного конгресса в Мюнхене

0 16 26-10-2019 11:30
Вице-президент СБР — об итогах биатлонного конгресса в Мюнхене

Вице-президент Союза биатлонистов России по международным вопросам Виктор Майгуров в эксклюзивном интервью Александру Круглову для news.ru рассказал, какие изменения в правила принял Международный союз биатлонистов (IBU), почему многие страны голосовали против России, что нужно делать СБР для восстановления в правах и в каком случае российские биатлонисты будут выступать под нейтральным флагом.


— Прошедший конгресс IBU утвердил ряд изменений в регламент работы международной федерации? Какие из них вы бы назвали ключевыми?


— Их было достаточно много, около десяти, поэтому сложно ответить на этот вопрос кратко. Это и новый кодекс добросовестности, новые правила по выборам, утверждение подразделения по обеспечению добросовестности, ужесточение борьбы с допингом, новые правила смены спортивного гражданства и политика гендерного равенства, согласно которой в исполнительном и техническом комитете должно быть как минимум по два представителя каждого пола. Большинство предложений Исполкома было принято, за исключением предложения дать по два голоса странам, которые участвуют в чемпионатах мира. При этом категорически против этого предложения и в поддержку малых стран выступила президент Шведской федерации биатлона София Домей, несмотря на то, что у её соотечественника президента IBU Улле Далина было другое мнение.


— Новые более жёсткие правила смены спортивного гражданства на руку России, являющейся донором для многих команд?


— Можно сказать, что нам это выгодно, хотя все последние переходы мы согласовывали и никому не отказывали. С другой стороны, как вы правильно заметили, для нас, как для донора, выгоднее, что до 23 лет спортсмен должен отбыть двухлетний карантин, а старше 23 лет — три года. Но при этом если страна согласна с переходом, то карантин может быть сокращён исполкомом IBU до нуля.


— Как эти правила отразятся на желании Ольги Подчуфаровой перейти в Словению, а Екатерины Аввакумовой в Сербию?


— Два года Ольги заканчиваются в декабре, но Исполком IBU может сократить этот срок при согласии СБР. В принципе, она может выйти на старт, как только WADA откроет ей возможность выступать. Она подала заявление о продолжении карьеры в августе, а срок пробного тестирования истекает в середине ноября. Её уже неоднократно тестировали, насколько я знаю. Что касается Аввакумовой, то по новым правилам спортсмен только один раз может изменить принадлежность одной стране, поэтому её переход одобрен не будет.


— У неё остаётся возможность только вернуться в Россию и выступать за нашу страну?


— Именно так.


— Но Подчуфаровой ещё нужно получить словенский паспорт, а в странах ЕС это процедура сложная.


— В Словении принят закон, что в интересах государственного значения можно получить паспорт по ускоренной процедуре. До нового года у Ольги есть время. Думаю, что она сможет получить гражданство этой страны и выступить уже в предстоящем сезоне.


— Почему вы совместно с белорусской делегацией решили поднять вопрос восстановления СБР, даже понимая, что шансов на благоприятный исход минимум?


— Мы хотели донести до всех национальных федераций наше мнение по этому вопросу, потому что оно не совсем сходится с мнением исполкома IBU. Времени, чтобы пройти по всем 12 критериям, у нас не было, потому что на выступление у нас было три минуты. К тому же большинству стран всё равно, как эти критерии реализуются. Большая часть вообще не знает даже, что в них прописано. Но мы хотели заявить об этом, показать, что мы работаем и имеем особое мнение по их реализации, в отличие от членов рабочей группы и исполкома IBU. Сам исполком тоже просто заслушал доклад комиссии, которая сказала, что на их взгляд, восстанавливать СБР рано. В детали вникать никто не стал.


— Так может, нужно было провести предварительную работу, сделать рассылку с презентацией о выполнении этих критериев, чтобы склонить на нашу сторону больше стран, потому как 19 голосов — это мало?


— Мы, в первую очередь, считаем, что необходимо добиться того, чтобы наше мнение и мнение рабочей группы со стороны IBU совпадали. Потому что сделать свою рассылку с мнением, противоречащим мнению рабочей группы, а потом заводить какую-то дискуссию — это не предполагалось форматом конгресса. Мы разговаривали со многими федерациями, объясняли им суть проблем, но специальной работы по этому поводу не вели, чтобы нас не обвинили в том, что мы кого-то уговариваем или покупаем. Многие малые страны голосовали против нас, просто глядя на своих соседей или страны из той же политической группы. Мы адекватно оцениваем этот результат, предполагали, что он будет именно таким. Наша задача была — обратить внимание на этот вопрос и уже к следующему конгрессу подойти во всеоружии.


— За год могут появиться новые условия для восстановления.


— В реализации этих критериев мало что изменится. Увеличится сумма, которую мы будем должны IBU. Все пункты рабочие. Вместе с IBU, РУСАДА и СБР мы продолжим программу независимого допинг-тестирования. На следующем заседании рабочей группы в середине декабря нам нужно конкретизировать эти критерии, уточнить формулировки и дедлайн их выполнения, чтобы все понимали, что должно произойти. К примеру, антидопинговая программа СБР принята до 2022 года, но если она реализуется пошагово, то её окончательный срок не является препятствием для восстановления СБР раньше.


— И всё же основной вопрос финансовый. Почему сумма взысканий IBU должна увеличиться?


— Финансовый вопрос не основной. Мы сделали предложение IBU, что готовы закрыть всю задолженность, если наш вопрос будет вынесен на конгресс, либо выслушать их встречное предложение, но такого предложения мы не получили, значит, дело не только в этом. Во-вторых, IBU всё ещё проводит расследования в отношении наших спортсменов и должностных лиц, которые могли быть причастны к нарушениям антидопинговых правил. Платятся гонорары адвокатам, разным комиссиям и так далее. Когда будет закончен этот процесс, мы не знаем.


— Так ещё будет окончательный вердикт по анализу данных Московской лаборатории.


— Да, но за это хоть нам платить не надо (улыбается).


— Если РУСАДА лишат соответствия в ноябре, были разговоры о том, как это отразится на биатлоне. Возможно, спортсмены будут допускаться до соревнований в индивидуальном порядке и в нейтральном статусе?


— Эти разговоры были в рамках рабочей группы, но они сводились к тому, что если РУСАДА будет отстранено, то у СБР не будет никаких юридических возможностей быть полноправным членом IBU. Что касается выступлений спортсменов, то это будет общее решение по всем видам спорта, как на Олимпиаде в Пхёнчхане, в соответствии с рекомендациями WADA.

Источник