» » » Сергей Богданов: «Необходимо, чтобы работали все вместе: наука, медицина, тренеры»

Сергей Богданов: «Необходимо, чтобы работали все вместе: наука, медицина, тренеры»

0 67 18-07-2019 12:30
Сергей Богданов: «Необходимо, чтобы работали все вместе: наука, медицина, тренеры»

Журналист sport-express.ru Дмитрий Кузнецов взял интервью у Сергея Богданова, который четыре года работал над стрельбой наших биатлонистов, а сейчас готовит молодых мастеров пулевой стрельбы.


— Сергей, прежде всего — какой у вас сейчас статус? Чем занимаетесь?
— Я работаю в спортивной школе в Свердловской области, тренирую пулевиков. Из стрельбы я и попал в биатлон, работал в сборной в 2012-2016 годах. Пришел как тренер Алексея Слепова в 2012-м, затем пригласили работать со всей командой. Два года с Лопуховым, год с Касперовичем и год с Гроссом.


— Почему ушли?
— Как бы помягче сказать… У меня нацеленность на работу со спортсменом напрямую, а не с тренерским составом. И у нас получалось. К тому же сейчас у самого много ребят. Биатлон тоже не забываю. Сейчас тренирую предпринимателя Сергея Мишкина, он выигрывал чемпионат мира среди ветеранов. С Евгением Гараничевым периодически встречаемся, общаемся.


— Итог своей работы считаете положительным?
— Тот же Женя Гараничев при Касперовиче в первую половину года имел 92 процента попаданий. Ну а дальше… дальше моя деятельность закончилась намного раньше, чем должна была. Ворошить это не хочу. Когда звали — обсуждали, вырабатывали решения. Перед этим сезоном тоже позвали — с юношеской сборной России работать над техникой стрельбы. Но у меня маленько другие планы — масса спортсменов. Чемпионаты России, другие турниры. Олимпийский цикл у нас в разгаре.


— Как вам результаты прошедшего сезона в биатлоне?
— В этом году поменялся тренерский состав. Надо давать время, чтобы люди работали. А у нас привыкли: сегодня тренера поставили — завтра дай результат. Ребенок тоже из роддома не убегает на своих ногах. Но то, что пулевиков в сборной сейчас нет, не радует. Может быть, это отношения между видами спорта такое. Член правления СБР Юрий Дмитриевич Векшин звонил перед сезоном, приглашал. Но я отказался, если работать — то системно, а предложение было приехать, посмотреть, а потом решат, как быть дальше. Дайте время — мы выдадим результат. Мы же стрелки. Во Франции, например, пулевики в сборной есть. В Корее у Тимофея Лапшина подключались.


— Какова главная тенденция современного биатлона? Скорострельность?
— В стрельбе есть понятие — мудрый стрелок. Он легко варьирует свои возможности — если чувствует силы в ногах, стреляет посвободнее, и наоборот. Мы ездили на сборы во Францию, к Фуркаду. Они там со Слеповым работали, на первом Алексей его напугал, за 19 секунд "ноль" положил. А на втором Фуркад ответил тем же "нолем", а Леха все завалил. Фуркад трепетно относится даже к самому нажатию на спусковой крючок, точно выбирает темп, мыслит вдолгую. Все зависит от функционального состояния, на усталости быстро не поработаешь.


— Логинов — мудрый?
— Сашка — интересный парень. Он может и быстро работать, и медленно — и все закроет. Он адекватно анализирует, воспринимает информацию, может спокойно разбирать ошибки не один час. Вообще все наши биатлонисты — молодцы, не стесняются ошибок, спросить, что делать, обсудить. Это хорошо. Решение же принимается не диктаторски тренером, а всеми вместе.


— Почему у Гараничева такого прорыва, как у Александра, не получается? Временами ведь он очень силен.
— Женька становится мудрее с возрастом. Постепенно ты начинаешь получать удовольствие от любимого дела, тогда и в личной жизни все будет прекрасно, психология будет в порядке.


— Реально ли консультировать человека по стрельбе, смотря трансляции?
— Если хорошо показывают, то все видно. Основное — дыхание, работа мышц, наведение на мишень, скорость, точность движений корпуса, работа с ветром.


— В этом году мы неплохо стреляли, особенно девушки. Заслуга Гурьева, тренеров?
— В любой стрельбе большая заслуга тех, кто закладывал базу. Ко мне приходила Света Слепцова после спада, позанимались — решили проблемы. Потому что база есть. А многие биатлонисты из-за неправильной базы страдают и потом обречены с ней бороться.


— У нас таких много?
— У нас немного другая ситуация. Многие ребята и в пулевой стрельбе, и в биатлоне попали на технологический переход. Когда в других странах по полной используют науку и медицину, целые центры работают, у нас еще советские методики. Это было еще в начале 2010-х. Я помню, как сборная России по стрельбе готовилась по таким методикам к Олимпиаде-2012. Приехали, вроде бы все правильно — а результата нет. Другие ушли далеко вперед. Сейчас мы везде вводим новые методики, и результаты стали идти в гору. Плюс был ментальный разрыв — люди новой формации, а тренеры старой. Происходит недопонимание. У нас давно уже информационное пространство, и это многих психологически ломает. В биатлоне это тоже есть.


— Вы сказали про науку. Ее помощи нашему спорту не хватает?
— Не буду говорить категорично, но Рикко Гросс был очень дотошен в этих вопросах, у европейцев она подключена сильнее. Винтовки становятся суперсовременными, и все должно учитываться, вплоть до темперамента человека. Флегматику подходит менее скоростной патрон, например. Надо искать и индивидуально к каждому подходить. А в России… иногда мы боимся ввести что-то с Запада, что есть у норвежцев, немцев. А иногда просто знаний не хватает, чтобы информацию обработать.


— Почему у Гросса не получилось в сборной России задержаться?
— Гросс — человек со знаниями. Но нам свойственно рубить головы сразу, через год. Вы поймите человека, дайте ему, что надо. В следующем году опять ошибемся в подготовке, и опять будут требовать отставок. Зачем?


— Но у Гросса был хороший контракт, наверное, спонсоры хотят увидеть результат.
— Конечно. Но надо определиться — если мы приглашаем специалиста разово, то спрос сразу. А если мы работаем на будущее — то дайте человеку подготовить новую команду и время до конца олимпийского цикла в 2022 году, шесть лет. Мне нравилось, как он общался со всеми, как в футбол играл. Это наши всегда хотят взять мячик и к воротам убежать, а он в пас играл, схемы рисовал. В Рупольдинге у него дома были. В Европе другой уровень культурного развития. По обочине бежишь — тебе рукой по-дружески машут, а у нас тебе пожелают в лес свалить.


— Дадите прогноз — наш биатлон будет идти вверх или скорее стагнировать?
— Ключевое — это чтобы работали все вместе: наука, медицина, тренеры. Если будет так, будут медали. Потому что в маленькой олимпийской медали есть кусочек этого всего, от правильного питания до родительского воспитания.

Источник