» » » Антон Шипулин поделился подробностями о визите австрийской полиции, которая подозревает пятерых российских спортсменов в нарушении антидопинговых правил во время ЧМ-2017 в Хохфильцене.

Антон Шипулин поделился подробностями о визите австрийской полиции, которая подозревает пятерых российских спортсменов в нарушении антидопинговых правил во время ЧМ-2017 в Хохфильцене.

0 87 25-12-2018 08:41

Антон Шипулин поделился подробностями о визите австрийской полиции, которая подозревает пятерых российских спортсменов в нарушении антидопинговых правил во время ЧМ-2017 в Хохфильцене.— Я пришел с тренировки, подзамерз, здесь была прохладная погода. Решил сходить в сауну. На 20-30 минут вышел. Поднимаюсь в халате, смотрю — сидят люди около номера. Моя первая мысль: «Допинг-контроль приехал, как обычно». Только подхожу к двери, ко мне подходят люди и показывают значок полицейский. «Мы из полиции, хотим задать вам пару вопросов, можем ли мы где-нибудь уединиться?».

— Какие первые мысли были?

— Я не переживал, у меня были какие-то вопросы «Отчего, почему и как?», но переживаний не было. Я сказал, что нужен переводчик. Мне показали русскоговорящую женщину, которая будет переводить. Я сказал: «Давайте тогда не в номере, найдем какое-то помещение, где мы сможем поговорить». Мы спустились на первый или минус первый этаж и в непринужденной обстановке начали вести беседу. Я начал расспрашивать по какому поводу приехали, о чем мы будем разговаривать. Они мне рассказали всю ситуацию, какие действия нас ждут дальше, что они предъявляют. Я сказал, что без адвоката я не буду давать никаких показаний: я нахожусь не в своей стране, я не знаю местного законодательства, правил. Они сказали: «Да, это совершенно правильно, вы верно поступаете». После чего мне показывали документы, на основании которых все это было сделано. И, в принципе, сама полиция, сами люди, которые со мной общались, были очень милы со мной, очень хорошо общались. Ни разу не проскользнула какого-то негативного тона между нами. Вежливо, очень спокойно. Я подписал документ о том, что получил уведомление по поводу расследования. В принципе все. Я вернулся в комнату, переоделся и пошел поздравлять Ларису Куклину, у нее был день рождения, она собрала нас на небольшой ужин. Поздравление было немного смазанным, но все-таки.

— Самое неприятное после таких ситуаций — опускаются руки, когда ты понимаешь, что опять началось. Опять начались непонятные политические игры, в которых страдают спортсмены. В прошлом году я пережил очень большой стресс перед Олимпиадой. И сейчас, после того, как я поговорил с полицией, пришло осознание того, что повторяются те же истории. Снова понимаешь, что происходят неприятные вещи, которые касаются тебя и сказываются на твоем имени твоей фамилии. Причем с полным пониманием, что ты ни в чем не виноват и тебе приходится оправдываться за то, что ты не совершал. Это очень тяжело эмоционально. Снова пришлось побывать в такой ситуации. Поэтому я и понимаю Александра Логинова, может быть, как никто другой. Я неимоверно горжусь, что он смог собраться и показать хороший результат. Два раза в десятку после таких ситуаций — он, конечно, большой молодец и умница.

— Кому ты первому рассказали? Родным, близким?

— Узнали из средств массовой информации, полиция просила не давать это огласке СМИ, но мы все знаем источник, кто первый начал поднимать шумиху. Не могу сказать, хорошо это или плохо. Но информация ушла в СМИ и после этого два или три дня у меня раскалялся телефон, мне звонили журналисты, друзья, близкие, родственники. И я начал переживать тот момент, который был в прошлом году заново.

Источник