» » » Дешёвые понты и теперь работают
Войти

Дешёвые понты и теперь работают

Дешёвые понты и теперь работаютСамые яркие выборы президента СБР в истории выиграл Александр Тихонов. Тот, кто ему проиграл, много лет молчал. И вот – заговорил. Громко.

Выборы президента Союза биатлонистов России (СБР), которые пройдут 18 мая на отчётно-выборной конференции СБР в Тюмени, интересны не только тем, что российский биатлон получит нового руководителя. Главный интерес – кто именно им станет?

Владимир Драчёв и Виктор Майгуров на данный момент имеют примерно равные шансы, и такой конкуренции в этом виде спорта не было давно. Собственно, победа одного из кандидатов не была известна заранее лишь раз – в декабре 2006 года, когда в тульском доме отдыха «Грумант» за президентское кресло бились Александр Иванович Тихонов и Владимир Владимирович Малин. Те выборы вспоминаются до сих пор.

Четырёхкратный олимпийский чемпион, шедший на свои четвёртые (с 1995 года) президентские выборы, имел далеко не бесспорное преимущество. Следствие о покушении на убийство губернатора Кемеровской области, открытое в 2000 году, было готово для передачи в суд; сборную сотрясали скандалы, связанные со спонсорскими контрактами; тренеры спортсмены и значительная часть биатлонной общественности была настроена на радикальные перемены. Кандидатура Малина выглядела в этих обстоятельствах вполне проходимой и поддерживалась многими влиятельными людьми биатлона (хотя равновесия ради стоит сказать, что экс-глава Российского фонда федерального имущества (2000-2004) также имел за плечами судебный срок, пусть и условный).

Однако победа осталась за Александром Тихоновым, хотя сам итоговый счёт голосования (50:23) говорит о том, что не всё было так однозначно. Тихонов об этих событиях эмоционально высказывался не один раз, а вот Малин (давно отошедший от спорта, ныне – почётный президент федерации биатлона Москвы) предпочитал хранить молчание.

И вот корреспонденту «Чемпионата» удалось прервать молчание Владимира Владимировича. Осторожно, дальше будет много экспрессии и недвусмысленные призывы к конкретным действиям.

— За полгода до выборов мало кто в российском биатлоне мог догадываться о вашем намерении стать президентом СБР, а нынешние претенденты – люди известные. Не был ли тот шаг экспромтом или авантюрой?

— Сейчас, когда прошло более 10 лет, моё тогдашнее решение можно называть каким угодно. Осенью 2006 года оно казалось вполне продуманным и оправданным, тем более принималось оно не мной одним. Наша инициативная группа состояла из многих здравомыслящих людей, понимавших, что биатлон нуждается в системных изменениях. Собственно, эти изменения уже происходили, начиная с 2004 года – когда в СБР, при моём непосредственном участии, в качестве генерального спонсора пришла компания «Мечел». Всё это позволило основательно подтянуть финансирование (не забывайте, что на дворе стоял 2004 год и госдотации на спорт были далёкими от уровня, на который они поднялись в 2010-2016 годах), выделить стипендии спортсменам, тренерам и всем причастным к работе со сборными. Работали целевые программы, росли результаты. Скажем, Олимпиада-2006 в Турине (пять медалей, из них две золотые) вообще оказалась одной из самых успешных за российскую историю биатлона.

— И для продолжения этой работы нужно было возглавить биатлон?

— Я на президентский пост не рвался. Просто к лету 2006 года стало очевидно, что успешному продолжению этих реформ угрожает серьёзная опасность. У этой опасности были конкретные имя и фамилия – Александр Тихонов. Свою деятельность он начал ещё в 2005 году – собрав отдельно женскую команду и предложив им сообщить «компромат» на главного тренера Валерия Польховского. Пока Александр Иванович находился за границей (формально он уехал в Австрию на лечение, но следствие по его уголовному делу продолжалось, и потому в Россию он не торопился), его противодействие генеральному партнёру еще можно было как-то нивелировать. Оба сезона, с 2004 по 2006 год, были очень успешными, особенно с позиций сегодняшнего дня. Многие специалисты осознавали – реконструкция биатлона идёт в правильном направлении, а Тихонов представляет этим реформам серьёзную угрозу.

— В чём именно?

— Основной причиной этого противодействия было желание Тихонова на сто процентов контролировать финансовые потоки. «Мечел» же все траты проводил целевым назначением. Сразу после Олимпиады в Турине Александр Иванович заявил, что у СБР есть более выгодное спонсорское предложение, договор с «Мечелом» он продлевать не будет. Вся команда получила приказ срочно наклеить на все возможные места на форме и винтовках логотипы другой компании, договора с которой, кстати, так никто никогда и не увидел. Возник конфликт, тлевший до самого прихода в биатлон Михаила Прохорова.

— Несмотря на недовольство биатлонного сообщества, вы тогда проиграли выборы. Почему?

— Если попытаться сформулировать причину одним предложением – победил на выборах не Тихонов, а инерция старого мышления и старых методов управления спортом. Федеральное агентство по физической культуре и спорту, возглавляемое тогда Вячеславом Фетисовым, формально поддерживало нас, но дальше слов эта поддержка не пошла. Зато глава Олимпийского комитета России Леонид Тягачёв включил все возможные рычаги, а они у него имелись тогда на самых высоких этажах. На выборы, которые задвинули подальше от Москвы, на 201-й километр (вот, кстати, что лично меня настораживает в нынешних выборах, которые «зачем-то» решили провести в Тюмени), он приехал лично, да ещё и в сопровождении почти всех своих замов. Делегаты, прибывшие в «Грумант», накануне были подвергнуты дополнительной обработке. Тихонов закатил для всех торжественный ужин, дарил направо и налево водку с собственным изображением, словом, использовал весь свой нехитрый арсенал приёмов. «Дешёвые понты», как принято говорить, но 12 лет назад они работали – да и теперь нередко срабатывают.

— Формально это не запрещено.

— Конечно. Но вторым моментом стало то, что всем членам тогдашнего исполкома СБР (полтора десятка человек) было доверено право голоса. То есть люди принимали непосредственное участие в оценке собственной же работы и участвовали в выборах президента – дополнительно к делегатам из регионов. Не будем умалять и тогдашнего влияния на регионы Вадима Ивановича Мелихова и Дмитрия Яковлевича Алексашина – работа по промывке мозгов была проведена самая основательная. Помню, в какой-то момент, уже понимая, какой безобразный фарс происходит вокруг, я вышел за двери зала заседаний вслед за Леонидом Тягачевым и попытался призвать его как-то навести если не порядок, то законность. Леонид Васильевич бросил тогда свое знаменитое – «Засрали ваш биатлон!» – не понимая, что слова эти стоит адресовать не мне, а команде Тихонова, которая к тому моменту уже 12 лет находилась у руля. И тем не менее Тихонов победил с незначительным перевесом. Читал, что по нынешнему положению о выборах для победы в президентской гонке необходимо набрать три четверти голосов. Так вот, действуй это положение тогда – одним туром выборы бы не ограничились.

— После поражения вы ещё долго были в оппозиции руководству СБР в качестве президента федерации биатлона Москвы. Почему же, когда к власти пришёл Михаил Прохоров, вы не воспользовались ситуацией, ведь сам Михаил Дмитриевич говорил слова вполне прогрессивные?

— Я связывал с приходом Прохорова определённые надежды, но оправдаться им было не суждено. Во-первых, Прохоров в работе со спонсорами ориентировался почти исключительно на собственные коммерческие структуры. Во-вторых, вокруг него, как и вокруг каждого олигарха, крутится большая команда, которая крайне неохотно подпускает к проектам шефа кого-то со стороны. А в-третьих, уже очень скоро в правление СБР «приклеились» неубиваемые представители старой гвардии: Мелихов, Алексашин, Барнашов… С такой командой никакого Тихонова не надо, тем более что правление Прохорова стало стремительно прирастать фигурами крайне лояльными исполнительному директору СБР Сергею Кущенко: Рощин, Пак, Майгуров… На мой взгляд именно в этой среде и погрязли неплохие, в общем-то, инициативы Михаила Дмитриевича.

— Президенты меняются – окружение остаётся?

— Именно так! И в 2014 году случилось то же самое. Посмотрите на состав нынешнего правления! Мелихов, Алексашин, Тихонов, Пак… Время идёт, результаты с каждым годом всё хуже, а команда управленцев всё та же! И выдвигается на руководящие посты в очередной раз! А кто тогда виноват в том, что российский биатлон дошел до своего нынешнего состояния? Александр Кравцов, по крайней мере, признал собственные ошибки и заявил об уходе. А вы, господа хорошие, что же? Вы по-прежнему герои, достойные руководители и эффективные менеджеры? Имейте совесть – уйдите по собственному желанию, пока ваша репутация ещё хоть чего-то стоит.

— Назовёте фамилии?

— Почему нет – я не люблю говорить намёками. Дмитрий Яковлевич Алексашин отвечает вот уже много лет за работу с регионами. Что он на своём направлении делает? Где бывает? Он хотя бы биатлонных руководителей регионов и тамошних министров спорта в лицо знает? Состояние биатлонного хозяйства на местах представляет? Ему летом 70 исполнится, у него серьёзные проблемы со здоровьем, ему на пенсию давно пора… Он выдвигается на пост президента – президента! – с расчётом: кому-то отдаст «свои» голоса и останется на своём тёплом месте. Да если новый президент СБР просто произнесёт вслух, что ему такая фигура нужна, он уже дискредитирует себя как руководителя.

Мелихов Вадим Иванович имеет репутацию самого грамотного специалиста в области организации и строительства биатлонных объектов. В чём-то так оно и есть, но во всех регионах прекрасно знают: объекты, в проектировании и строительстве которых принимал участие Вадим Иванович, впоследствии приходится многократно переделывать. Они золотыми становятся по бюджетным вложениям! А уж по умению плести интриги Мелихов любому 100 очков вперёд даст. Интриганом ещё позволительно быть, если ты действуешь конструктивно, если помогаешь росту специалистов своего профиля, если решаешь проблемы. Но деятельность Вадима Ивановича направлена на одно – сохранение собственной монополии на принятие решений в той сфере, где идет строительство, проводятся соревнования. Словом, там, где деньги.

Про Тихонова и так уже довольно сказано – не стану повторяться. Но если Александр Иванович в своих намерениях и поступках хотя бы открыт и даже несколько прямолинеен, то Мелихов, Алексашин – это главная опасность для будущего биатлона. Да, Барнашов и Пак меньше «рулили» в правлении, но скажите: два олимпийских цикла – разве малый срок, чтобы проявить себя? И как они проявили?!

— Почему тогда вы сами не выдвинете свою кандидатуру на выборах – хотя бы в правление СБР?

— Не хочу. Я и в 2006 году не слишком хотел – идти на выборы меня убедили спортсмены и тренеры. Сейчас я уже устал от биатлонных дрязг. Искренне симпатизирую многим специалистам и верю в то, что их время рано или поздно придёт.

— Что посоветуете новому президенту СБР – кто бы он ни был?

— Он будет иметь успех при единственном условии – если в правлении и на постах вице-президентов не останется никого – подчеркну: никого! – из прежних команд. Извините за грубость – выгнать всех. Возможно, это радикально и жестоко по отношению к тем, кто много лет работал в биатлоне, но другого рецепта я не знаю. Пусть работают консультантами, экспертами, пусть помогают поднимать объекты и региональные федерации – но никаких официальных постов в главном аппарате! А если в руководящих органах останутся известные всем фамилии, то, считайте, мы ещё четыре года потеряем. 12 лет назад биатлонные люди уже дали себя обмануть. Сейчас сообщество поменялось, стало моложе и динамичнее, а команда вечных управленцев по-прежнему на месте. Я очень надеюсь, что делегаты не позволят себя снова обвести вокруг пальца.

06-06-2018 08:50 Автор: admin; Просмотров: 68;