» » » Президент Международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг заявил, что за все время пребывания на посту главы организации не скрыл ни единой допинг-пробы.
Войти

Президент Международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг заявил, что за все время пребывания на посту главы организации не скрыл ни единой допинг-пробы.

Президент Международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг заявил, что за все время пребывания на посту главы организации не скрыл ни единой допинг-пробы. Чиновник обвиняется в получении взяток за сокрытие информации, указывающей на использование допинга российскими биатлонистами.

– Что вы скажете по поводу обвинений, направленных против вас?
– Я уже ответил следователям на этот вопрос.

– Есть ли что-то, чем вы можете поделиться с прессой?
– Нет. Ничего, помимо того, что стоит в пресс-релизе IBU. Я принял решение и предупредил коллег в правлении о том, что снимаю с себя обязанности главы организации, пока идет расследование. Потому в это время кто-то другой будет президентом.

– Кто именно?
– Пока решение не принято, но пресс-релиз появится.

– По информации VG, вас обвиняют в сокрытии 65 случаев применения допинга российскими биатлонистами, начиная с 2011 года. Что вы скажете об этом?
– Это неправда. Я не скрыл ни единой допинг-пробы.

– Как получилось, что информация всплыла сейчас?
– Не знаю. Честно говоря, я думаю, что Родченков хочет привлечь к себе внимание. Он особенным образом высказался в прямом интервью NRK, но в то же время, наши юристы, занимающиеся делами российских спортсменов, не имеют к нему доступа. Он главный свидетель, но не явился на слушание по апелляциям 39 русских.

– Вы не допускаете, что совершили ошибку в некоторых допинговых случаях за 30 лет работы?
– Нет, я не могу припомнить такого. Обвинение состоит в том, что мы недостаточно хорошо разбирались с подозрительными допинг-пробами. Я твердо уверен, что невозможно скрыть пробы крови при существующей у нас системе.

– Le Monde утверждает, что вы получали деньги за сокрытие следов применения допинга. Что вы на это скажете?
– Это неправда. Могу сказать, что я не получал ни одного доллара, ни одного евро.

– Принимали ли каким-либо образом участие в сокрытии русского допинга?
– Нет, я этого не делал.

– Вы получали деньги от русских, чтобы «поддержать интересы России»?
– Нет.

– Как вы восприняли серьезные обвинения в свой адрес?
– Я бы солгал, сказав, что это меня не задело. Но больше всего меня беспокоит то, что все это отразится на репутации биатлона.

– Расследование идет с Рождества. Когда вы об этом узнали?
– Вчера (10 апреля.)

– Как вы восприняли обыски?
– В таких делах это обычное дело, с конфискацией телефона и компьютера. Меня не было дома.

– Что самое худшее в этом деле?
– Мне, как человеку, это неприятно, и это плохо для репутации биатлона. После 30 лет можно уходить, но не такой финал я себе представлял, – сказал Бессеберг.

Президент IBU Андерс Бессеберг, сложивший свои полномочия на время расследования по делу о коррупции, считает, что скрывать информацию о положительных допинг-пробах невозможно.

– Вы когда-нибудь получали деньги за сокрытие положительных проб?
– Нет, никогда. И я даже не пытался как-то манипулировать с пробами. Хоть русских, хоть кого еще.

– Почему мы должны вам верить?
– Как минимум из-за нашей системы, из-за которой скрыть что-то невозможно. Когда допинг-пробы забираются, они проверяются в аккредитованных WADA лабораториях. И результаты сразу же загружаются в систему ADAMS. Копия результатов идет к нам в администрацию.

У нас было только четыре человека, которые имели доступ к системе ADAMS. Это медицинский персонал IBU. В администрации три человека – генеральный секретарь, глава антидопинговой панели и главный врач. Я связался с членом IBU Джимом Каррабре, и он подтвердил мне, что удалить или изменить информацию в системе ADAMS невозможно.

Я сказал австрийской полиции, что понятия не имею о допинге у русских. Я ничего не слышал о якобы скрытых 65 допинг-случаях. Если допинг у кого был, то мы сразу оповещали об этом спортсмена и национальную федерацию, а потом сообщали об этом всем. Я не представляю, откуда еще могли взяться спортсмены с допингом.

– Вы уверены, что никто в IBU не получал взятки?
– Уверенно я могу сказать только про себя. Но меня бы очень удивило, если бы кто-то из IBU получал деньги от русских за скрытие проб. Я даже никого не подозреваю, – рассказал Бессеберг.

скачать dle 12.1
12-04-2018 23:41 Автор: admin; Просмотров: 9;