» » » Доминик Виндиш: "Я был напуган, хотя уверен в своей правоте".
Войти

Доминик Виндиш: "Я был напуган, хотя уверен в своей правоте".

Доминик Виндиш: "Я был напуган, хотя уверен в своей правоте".Двукратный бронзовый призёр Олимпийских игр в Пхёнчхане Доминик Виндиш в интервью Fondo Italia поделился впечатлениями от олимпийских гонок и рассказал подробности конфликта со сборной Германии после смешанной эстафеты.

– Я очень доволен. Я знал, что у меня хорошая скорость, поскольку уже перед Антерсельвой чувствовал, что я в форме. Когда я увидел, что там ещё и ветер, я понял, что у меня больше шансов, поскольку гонки будут не такие плотные, многие будут промахиваться, и я смогу выиграть от этого. Мне удалось провести хорошие гонки, сосредоточившись только на работе, без мыслей о результате. Всё прошло хорошо.

– Расскажите о спринте. После промаха Вы думали, что медаль потеряна, но затем благодаря фантастическому финишу завоевали бронзу.

– После стрельбы ты понимаешь, на какой позиции находишься, и начинаешь бежать изо всех сил, тебя подгоняет твоя команда, которая даёт тебе информацию об отставании. Я знал, что я четвёртый, и они гнали меня, как могли, очень болели за меня. К счастью, у меня были отличные лыжи, которые помогали сокращать отставание от Юлиана Эберхарда, особенно на спусках. На финише я увидел, что я третий, но не был уверен в медали, так как не знал положение тех, кто ещё не финишировал. В микст-зоне все говорили мне, что медаль моя, но я хотел подождать официальных результатов, ведь в нашем виде спорта всегда может случиться что-то невероятное. Позднее во время прямого эфира на Евроспорте комментатор сказал, что моё третье место вне опасности, и тогда я успокоился, ведь он никогда не ошибается в расчётах. Это было прекрасно.

– Перейдём к другой медали в смешанной эстафете, после финиша которой вам пришлось ждать решения судей.

– Перед гонкой я очень нервничал, поскольку от нас многого ожидали, и я был финишёром. Непросто находиться там и ждать своей очереди, поэтому уже на разминке я так сильно задрожал, что спрашивал себя, как я буду стрелять, если дрожу даже до начала гонки. В гонке, тем не менее, мне удалось сохранить спокойствие, потому что я знал, что могу хорошо выступить. Я сконцентрировался на себе и сделал хорошую работу, и после последней стрельбы мне оставалось бороться с Пайффером за третье место. В такие моменты ты следуешь инстинктам, и непросто мыслить рационально: ты не думаешь, а действуешь. Я пытался реализовать своё преимущество, я был впереди него и мог выбирать коридор, я сделал всё инстинктивно. На повторе спереди кажется, что я преградил ему путь, всё выглядит гораздо хуже, чем было на самом деле. Если посмотреть снимки сбоку, можно увидеть, что я был намного впереди него, и изменив направление, я ему не помешал, не заставил остановиться. У судей не было сомнений при принятии решения – мои действия не повлияли на его скорость.

– Зная, что действовали по правилам, о чём Вы думали в эти минуты ожидания?

– Я был напуган, хотя уверен в своей правоте. Протест немцев заключался не в том, что я, возможно, «подрезал» Пайффера, а в том, что при входе в коридор я не успел вовремя в него заехать одной лыжей. К счастью, всё решилось в нашу пользу. Конечно, я очень волновался: если бы нас вдруг решили наказать, вся команда лишилась бы медали из-за моего поступка, я бы чувствовал себя виноватым перед товарищами. Но судьи приняли справедливое решение.

– Немцы не очень хорошо всё восприняли после гонки, вам удалось уладить конфликт?

– Сам Пайффер подошел ко мне и сказал, что я бы всё равно выиграл, даже не смещаясь в сторону, и что я не должен был этого делать. Я ответил ему, что легко говорить после гонки, ведь на холодную голову спортсмен может ещё раз обдумать ошибки на стрельбе и прийти к выводу, что если бы всё сделал по-другому, то, может быть, выиграл бы медаль. Но после того как судьи оставили нам медаль, немецкий тренер протянул мне руку и сказал, что принимает это решение. Вся полемика вокруг этого была выдумана немецкой прессой, они просто делали новости.

– Вы говорили в интервью, что хотели выиграть медаль для Лизы Виттоцци и Доротеи Вирер.

– Всю Олимпиаду они были близки к медали и не смогли её завоевать. Они молодцы, несмотря на большое давление им удавалось проводить великолепные гонки, но не удавалось подняться на пьедестал. Они заслуживали эту медаль, и поэтому я очень хотел её выиграть вместе с ними и для них.

– Было много разговоров о том, как вы привыкали к разнице часовых поясов.

– Наши гонки всегда были по расписанию около 20.00, было бы очень сложно справляться с напряженным ожиданием, мы рисковали «перегореть» до старта. Поэтому мы старались спать до 12 часов, а в дни гонок даже до 14, чтобы скоротать время. В первое время эффект был положительный, но потом начались трудности. После трёх недель тело начало это ощущать, ведь после наступления темноты усиливается выработка мелатонина. Мы часто возвращались с тренировок в полночь, но должны были сохранять концентрацию, поэтому чувствовалась усталость. Было непросто, но проблемы с разницей часовых поясов и расписанием, а также ветер и холод были одинаковы для всех. Это часть нашего спорта, и тот, кто может лучше с этим справиться, выигрывает.

– После такой успешной Олимпиады каковы Выши следующие цели?

– После праздника 1 марта в Антерсельве заканчиваются все награждения, это было очень приятно. Сейчас нужно снова сосредоточиться на работе, ещё три этапа Кубка мира, которые будут сложными. Хочу сконцентрироваться на этом, потом посмотрим. Пока я доволен тем, как всё складывается, у меня в этом сезоне были взлёты и падения, но в сложные моменты я не сдался, а показал, что нужно всегда работать и смотреть вперёд и никогда не опускать руки. Медали, завоеванные на Олимпиаде, – лучший этому пример.

04-03-2018 14:45 Автор: admin; Просмотров: 64;